Климент Ворошилов: почему Сталин прощал ему любые провалы