25/01/19
«Красный пожарник» и «самонаказание»: самые страшные пытки советских девушек-военнопленных

В годы Великой Отечественной войны в немецкому плену оказалось более 5 млн красноармейцев. Домой вернулись только 1 836 562 человек. Почти все остальные погибли, по большей части из-за ужасающих условий содержания, особенно в 1941-1942 гг. Русских пленных истребляли, используя их лишь как рабочую силу и источник пополнения в отряды коллаборационистов. Голод, антисанитария, жестокое обращение и постоянная угроза избиений и убийств — все это превращало жизнь большей части пленников в невыносимую борьбу за выживание. Но попавшим в плен женщинам-красноармейцам приходилось еще хуже.

А их в Красной армии было немало (всего за войну — 800 тыс.): санитарки, фельдшеры, военнослужащие ПВО, переводчицы, артиллеристки, снайперы. Они освоили множество военных специальностей и воевали наравне с мужчинами. Сколько их попало в плен — неизвестно, но речь идет как минимум о десятках тысяч. Немцы «коммунисток» расценивали как особенно фанатичных и опасных. Во многих частях вермахта было принято считать их не военнослужащими, а партизанками, и расстреливать вместо того, чтобы брать в плен. С еврейками и коммунистками так поступали без исключений. Как и мужчин, несчастных советских пленниц любой национальности могли зверски замучить до смерти. Например, переводчик-разведчик П. Рафес писал в своих мемуарах, как однажды в 1941 году в деревне Смаглеевка немцы «раненую девушку-лейтенанта голую вытащили на дорогу, порезали лицо, руки, отрезали груди». Немецкие историки Найтцель и Вельцер в книге «Солдаты вермахта» показали, что подобное на Восточном фронте не было редкостью и что немецкие солдаты и офицеры в разговорах между собой хвастались такими «победами».

Конечно, часто оказавшихся в плену женщин насиловали. Некоторые немцы признавались, что были свидетелями ужасающих сцен. Бывший солдат 11 танковой дивизии вермахта Г. Рудхоф вспоминал, как зимой 1942 года «на дорогах лежали русские санитарки. Их расстреляли и бросили на дорогу. Они лежали обнаженные… На этих мертвых телах были написаны похабные надписи». Насиловали пленных девушек уже в лагерях — охранники, коменданты. Избежать этого можно было только путем самоубийства. В лагере Миллерово комендант (поволжская немка) «продавала» пленных девушек полицаям. Каждый день желающие приходили в их барак, и за водку комендант отдавала «клиенту» любую девушку на два часа: полицай мог увести несчастную в казарму и делать с ней все, что угодно. Когда однажды в барак пришел шеф полиции, немка стала сетовать, что пленницы к полицаям идут без охоты. Тот лишь усмехнулся: «А ты тем, кто не хочет идти, устрой "красный пожарник"». Это была чудовищная пытка: раздетую жертву привязывали к полу. Потом выворачивали большой красный горький перец и вставляли во влагалище девушки. И так оставляли ее лежать полчаса, запрещая кричать.

Еще одно наказание, которым пользовалась жестокая комендантша Миллерово — «самонаказание». Обнаженная жертва должна была вставить себе в задний проход кол длиной 60 см, ноги положить на табуретку и держать равновесие, сев на кол. Чтобы пытка закончилась, нужно было простоять так три минуты, а если не получалось — всю процедуру заставляли повторить заново.

Зачастую в лагерях для военнопленных для женщин не существовало и минимальных санитарных условий — ни мыла, ни белья, ни воды. И те же робы и деревянные колодки вместо обуви, что и для заключенных мужчин. Те же баланда и пара картофелин на обед, и это в «лучшем» случае. Непокорным грозили смертоносные издевательства. Когда в феврале 1944 года 60 женщин отказалось работать на авиационном заводе «Хейнкель», комендант лагеря приказал раздеть их до рубашек и без обуви выстроить на морозе. Тем, кто согласится работать, обещали теплую постель. Никто не согласился. Две девушки вскоре умерли от воспаления легких. Кроме того, многие оказавшиеся в концлагерях пленницы оставались бездетными, так как подвергались там принудительной стерилизации. Даже не сумев победить в войне и убить их, Гитлер лишил этих женщин семьи.

Ужасы, через которые пришлось пройти выжившим советским пленницам — это еще не все. Заключенные лагеря Равенсбрюк вспоминали, что освободившие их 30 апреля 1945 года советские воины на них «смотрели как на предателей», видимо, полагая и осуждая, что те ради выживания прислуживали и отдавались немцам. И это была не последняя несправедливость: как и мужчинам, девушкам, побывавшим в плену, полагалось пройти советские фильтрационные лагеря и проверки СМЕРШа, хотя и необходимые вполне обоснованные, но подчас слишком унизительные для столь пострадавших женщин. Некоторые офицеры считали, что женщины должны были убить себя, а не сдаваться в плен. Для многих плен так и остался клеймом, «темным пятном» на всей биографии.