«Кровавый карлик»: был ли комиссар Ежов жесток на самом деле