Курляндский котёл: как Красная Армия ликвидировала «балтийский бастион» Гитлера

Бои, шедшие на территории Латвии в конце 1944 – начале 1945 годов, слабо освещены в исторической литературе, хотя по накалу и драматизму они мало уступали сражениям на передовых участках фронта. С сопротивлением нацистов здесь было покончено лишь после капитуляции Германии.

Выхода нет

К октябрю 1944 года на участке от Тукумса до Лиепаи (территория Латвийской ССР) к самому Балтийскому морю оказались прижаты две германские армии – 16-я и 18-я (группа армий «Север»), которые принимали самое непосредственное участие в блокаде Ленинграда. Эти силы насчитывали около 30 дивизий, включая 3 танковые. Общая численность заблокированных войск, по некоторым оценкам, могла достигать 400 тысяч человек – это больше чем немецкая группировка, попавшая в окружение под Сталинградом.

Советское командование оценивало площадь Курляндского котла (Курляндия — историческая область на территории современной Латвии и части Литвы) примерно в 15 тыс. кв. км – это не менее четверти территории современной Латвии. Плотность немецких войск на отдельных участках достигала 2 тысяч человек на квадратный километр: этот факт породил среди советских солдат ироническое название Курляндского котла, как «лагеря вооруженных военнопленных». Для окруженных немцев действительно была прямая дорога в плен. Либо в могилу, если они собирались продолжать сопротивление.

Следует заметить, что у противника в принципе сохранялась возможность покинуть «котел» по Балтийскому морю через порты Лиепая и Вентспилс, однако такую многочисленную группировку было крайне трудно эвакуировать. Кроме того, задача по широкомасштабной эвакуации так и не была поставлена. По сообщениям генерал-полковника Хайнца Гудериана, еще до наступления осени там не должно было остаться значительного скопления войск – их планировали бросить на более значимые участки фронта. Однако из-за ошибки командующего группой армий «Север» Фердинанда Шёрнера, задержавшего свои бронетанковые соединения в районе Риги и Митавы, пути для продвижения 16-й и 18-й армий оказались отрезаны наступающими частями РККА.

Немецкое верховное командование, еще недавно называвшее Курляндию «балтийским бастионом» и «лучшей защитой Восточной Пруссии», теперь ломало голову над тем, как спасать свои войска. Гудериан полагал, что пока есть возможность, нужно перебросить «курляндскую» группировку в Германию, однако Гитлер против этого категорически возражал. По словам Гудериана, фюрер однажды чуть не набросился на него с кулаками за очередное озвучивание этого предложения.

Фюрер до последнего верил, что ему удастся повернуть контрнаступление советских войск вспять. В этом случае войска, располагавшиеся в Прибалтике, он намеревался использовать для решающего удара на Восточном фронте. 25 января 1945 года зажатые в кольцо части вермахта были переименованы в группу армий «Курляндия», солдатам и офицерам строжайше под угрозой расстрела запретили сеять слухи о безнадежности ситуации в «котле». По некоторым данным, несколько дивизий немцы все же сумели вывезти через Балтийское море, однако без техники и тяжелого вооружения. А за несколько недель до капитуляции в Берлине было уже не до Курляндского котла.

Трудный рубеж

Задача по ликвидации «курляндской» группировки гитлеровцев была возложена на 1-й и 2-й Прибалтийские фронты 16 октября 1944 года, и уже через два дня передовые части сумели овладеть городом Кемери, однако на этом их продвижение остановилось. Удачнее всех действовала 1-я Ударная армия, двигавшаяся по побережью Рижского залива, но и ее наступление было отражено. Вплоть до второй половины марта 1945 года части РККА предприняли пять попыток ликвидации Курляндского котла, однако все они имели лишь локальные тактические успехи.

По мнению военачальников, разбить вражескую группировку и принудить ее к капитуляции можно было только с помощью бомбардировок или обстрелов крупнокалиберными орудиями, однако боеприпасов катастрофически не хватало, все силы и средства были задействованы на главных направлениях контрнаступления РККА. Одновременно нарастало и сопротивление противника, который вводил в бой поочередно второй и третий оборонительные эшелоны, в сражение была брошена даже курляндская пожарная команда.

Последняя, шестая попытка сломить сопротивление немцев была предпринята 17 марта 1945 года, для нее понадобилась мобилизация всех имеющихся сил. Продвижение на разных участках происходило неравномерно. Так 25 марта вокруг 8-й (Панфиловской) дивизии неожиданно захлопнулось кольцо окружения, только спустя трое суток непрерывных боев она смогла прорваться к своим. Сопротивление немецких войск не прекратилось даже в условиях неминуемой капитуляции Германии. На всем протяжении наступления советским войскам не удалось за эти дни продвинуться более чем на три километра.

Ликвидация «котла»

Еще 7 мая командованию группы армий «Курляндия» был передан ультиматум от имени маршала Леонида Говорова, в котором на принятие решения отводилось 24 часа. Однако командующий немецкой группировкой генерал-полковник Карл Август Гильперт не спешил с решением: он все еще надеялся на эвакуацию оставшихся частей, численность которых была не менее 200 тысяч. С 7 по 9 мая организованно или самостоятельно на разных судах Латвию покинуло около 26 тысяч солдат и офицеров вермахта, среди них было немало эсэсовцев и гестаповцев.

Летчик Иван Вишняков, участник операции по освобождению Прибалтики, вспоминал, что даже 8 мая, несмотря на ощутимые потери в живой силе и технике, враг все еще ожесточенно сопротивлялся, надеясь на эвакуацию, однако после входа наших войск в Лиепаю 9 мая и Вентспилс 10 мая эти планы рухнули окончательно. Впрочем, массовая сдача в плен противника началась еще вечером 8 мая.

В течение двух суток советская сторона приняла свыше 68 тысяч немецких солдат и офицеров, среди них было 13 генералов. Вместе с пленными в руки наших военных попало 158 самолетов, 478 танков и штурмовых орудий, почти 2500 полевых орудий, кроме этого, в качестве трофеев СССР достались вагоны, бронетранспортеры, мотоциклы, автомашины, тягачи, лошади, повозки и огромное количество боеприпасов.

Какая-то часть бойцов вермахта, не попавших в уходящие морские конвои и отказавшихся сдаваться в плен, продолжала оказывать сопротивление. Они намеревались сухопутным путем через леса пробиться на территорию Восточной Пруссии. Отдельные группировки противника сражались вплоть до середины июля 1945 года.

Вопрос, почему заметно превосходящая противника в силе Красная Армия не смогла в короткие сроки решить проблему Курляндского котла не имеет однозначного ответа. Очевидно, что Ставка, бросив основные силы на Берлин, хотела ликвидировать германскую группировку в Латвии ограниченными силами. Даже встретив серьезный отпор, советское командование не стало форсировать события. СССР за период с октября 1944 по май 1945 года потерял на латышской земле свыше 30 тысяч солдат и офицеров. Точных данных о немецких потерях нет, известно лишь, как минимум, о 25 тысячах убитых, раненых и пропавших без вести немцев только в первые два месяца боев.