Курт Кобейн: символ эпохи