31/12/19
«Ленинградское дело»: почему его считают «делом русских националистов»

Некоторые историки называют СССР «тюрьмой народов», таким образом оценивая национальную политику руководства Страны Советов. Это определение оправданно для людей, подвергшихся насильственной депортации или различным притеснениям. Впрочем, некоторые представители титульной нации тоже не были довольны своим положением в союзном государстве. Так, причиной громкого «Ленинградского дела» исследователи считают увлечение ряда высших партийных деятелей СССР русской национальной идеей.

Расправа над «ленинградцами»

Город на Неве, утратив столичный статус в 1918 году, еще долгое время занимал особое положение в стране. Руководители Ленинградского обкома и горкома партии, а также чиновники союзного уровня, связанные с этим городом, составляли элиту административно-хозяйственного аппарата страны. Даже переехав в Москву или другие города, ленинградцы не забывали о своей малой родине, представляя в номенклатурных кругах сплоченный и дружный клан.

После Великой Отечественной войны их позиции заметно усилились, во многом благодаря умелой кадровой политике и влиянию известного партийного деятеля Андрея Жданова (1896-1948 гг.), который возглавлял Ленинградский обком ВКП(б) с 1934 по 1945 годы. Но вскоре после его смерти над выходцами из города на Неве начали сгущаться тучи.

В ночь на 1 октября 1950 года в Ленинграде были расстреляны: секретарь ЦК ВКП(б) Алексей Кузнецов; первый секретарь Ленинградского обкома Петр Попков; председатель Госплана СССР Николай Вознесенский; второй секретарь Ленинградского горкома Яков Капустин; председатель Ленинградского горисполкома Петр Лазутин и председатель Совета министров РСФСР Михаил Родионов. Всех их обвинили в антисоветском заговоре.

В течение месяца после первого расстрела высшая мера наказания была применена еще к нескольким высокопоставленным фигурантам «Ленинградского дела». В Москве с 28 по 31 октября 1950 года по приговору суда расстались с жизнью: второй секретарь Ленинградского обкома партии Георгий Бадаев; секретарь исполкома Ленинградского горсовета Алексей Бубнов; первый секретарь Куйбышевкого райкома г. Ленинграда Мария Вознесенская (сестра Н.А. Вознесенского); министр просвещения РСФСР Александр Вознесенский (брат Н.А. Вознесенского); первый секретарь Крымского обкома Николай Соловьев, который возглавлял Ленинградский облисполком в 1938-1946 годах; заведующий отделом электростанций Ленинградского обкома Петр Талюш.

Остальные фигуранты «Ленинградского дела», а их насчитывалось около 70 человек, были приговорены к длительным срокам заключения. Еще почти 150 человек подверглись репрессиям как родственники участников антисоветского заговора.

Все они были реабилитированы 30 апреля 1954 года решением Верховного суда СССР.

Внутрипартийная борьба

Исследователи выдвигают различные версии относительно причины расправы над «ленинградцами». Одна из них – обострение внутрипартийной борьбы на фоне приближающейся смерти И.В. Сталина.

Известный писатель Рудольф Баландин в своей книге «Маленков. Третий вождь Страны Советов» (Москва, 2007 год издания) отметил, что «сплоченная ленинградская группа партийных и государственных деятелей» вызвала беспокойство среди других представителей советской политической элиты. К тому же, ходили слухи, что сам И.В. Сталин называл А.А. Кузнецова своим преемником.

Влиятельные члены Политбюро ЦК ВКП (б) Георгий Маленков (1901-1988 гг.) и Лаврентий Берия (1899-1953 гг.) расправились над своими конкурентами по внутрипартийной борьбе. Как предположил Р.К. Баландин, произошло это не без участия начавшего набирать политический вес Н.С. Хрущева (1894-1971 гг.), занимавшего тогда пост первого секретаря ЦК компартии Украины.

Коррумпированный клан

Еще одной возможной причиной «Ленинградского дела» некоторые специалисты считают кумовство и взяточничество в высших эшелонах власти.

Доктор исторических наук Борис Старков написал работу «Борьба с коррупцией и политические процессы во второй половине 1940-х годов», которая опубликована в сборнике «Исторические чтения на Лубянке. Отечественные спецслужбы в послевоенные годы. 1945-1953 гг.» (Москва, 2001 год издания). Автор обратил внимание на разгул коррупции среди ленинградских руководителей.

«Номенклатура уже почувствовала вкус красивой жизни и без особой опаски выставляла свои материальные завоевания, достигнутые служебным положением. Сделки, взяточничество, коррупция, протекционизм и мародерство стали утверждаться между некоторыми из ее представителей», – так Б.А. Старков описал ситуацию, сложившуюся в Ленинграде.

В частности, вышеупомянутый А.А. Кузнецов, по сведениям исследователя, жил «в двадцатикомнатном особняке» с роскошной обстановкой. Не бедствовали и другие его соратники по партийной работе.

Сходной точки зрения придерживается писатель и публицист Сигизмунд Миронин. В своей книге «Сталинский порядок» (Москва, 2007 год издания) он утверждает, что ленинградские руководители были репрессированы в результате их систематических злоупотреблений служебным положением. Автор считает, что после Великой Отечественной войны в рядах коммунистов «...сформировалась своеобразная ленинградская мафия».

Участники этого коррумпированного клана помимо всего прочего были обвинены:

в фальсификации результатов голосования участников объединенной X Ленинградской областной и VIII городской партийной конференции, состоявшейся 25 декабря 1948 года;

в приглашении на всероссийскую оптовую ярмарку, прошедшую в Ленинграде 10-20 января 1949 года, представителей союзных республик, что было явным превышением полномочий местного обкома партии;

в экономических махинациях – председателя Госплана СССР Н.А. Вознесенского обвинили в том, что он помогал землякам с получением денежных средств сверх установленного лимита.

К тому же, выходцы из Ленинграда часто выдвигали на ключевые должности своих друзей и сослуживцев, что также было нарушением партийных правил. В послевоенный период члены этого клана занимали руководящие посты в Москве, Крыму, Мурманске, Новгороде, Пскове, Архангельске, Ярославле и других городах.

«Русская партия»

Многие современные авторы полагают, что расправа над «ленинградцами» была вызвана сепаратистскими настроениями, поскольку среди них были приверженцы выхода РСФСР из состава союзного государства.

Писатель и общественный деятель Святослав Рыбас – автор статьи «"Ленинградское дело": разгром "русской партии"», которая была опубликована в газете «Культура» 3 августа 2012 года. Исследователь отметил, что А.А. Жданов и Н.А. Вознесенский проявили свою приверженность русской национальной идее во время совместной работы над новой редакцией Программы и Устава ВКП(б).

Так, в 1947 году А.А. Жданов внес в проект партийной программы положение об особой, выдающейся роли, которую в СССР играет великий русский народ, по праву занимая «руководящее положение в советском содружестве наций». Но это предложение было отклонено И.В. Сталиным, поскольку он счел «русские идеи» представителей ленинградской партийной элиты опасными для целостности государства.

Свою мысль С.Ю. Рыбас развил в книге «Московские против питерских: Ленинградское дело Сталина» (Москва, 2013 г.). По мнению писателя, представители клана, образованного выходцами из города на Неве, строили планы по созданию русской коммунистической партии. То есть, политической организации, конкурирующей с ВКП(б).

При этом «ленинградцы» ратовали за экономическую политику, ориентированную на повышение благосостояния населения. Они предлагали тратить меньше средств на оборону и военно-промышленный комплекс, сконцентрировавшись на развитии жилищного строительства, легкой и автомобильной промышленности.

Патриоты или сепаратисты

Доктор исторических наук Владимир Кузнечевский считает репрессированных партийных деятелей русскими патриотами. В своей статье «Ленинградское дело», которая была опубликована в журнале «Русский Дом» (№1 за 2014 год), ученый обвинил руководство СССР в уничтожении интеллектуальной элиты русской нации.

«В принципе "ленинградцы" справедливо ставили вопрос о том, что государствообразующая нация в государстве её же имени, да ещё и составляющая абсолютное большинство населения страны, не может всегда оставаться на третьестепенных позициях и ролях в системе политического управления обществом. По всей видимости, именно этим обстоятельством можно объяснить ничем иным не оправдываемое раздражение члена Политбюро, председателя Госплана СССР, заместителя председателя Совета Министров СССР (председателем Совмина был Сталин) Н. Вознесенского в отношении представителей других наций в руководстве страны, которое у него прорывалось слишком часто», – написал доктор исторических наук.

И в своей книге «"Ленинградское дело": наивная попытка создать этнически чистое русское правительство была потоплена в крови» (Москва, 2013 г.), В.Д. Кузнечевский высказал подобные мысли. Он полагает, что репрессированные партийные деятели считали необходимым защищать и продвигать интересы русского народа в условиях многонационального государства.

И.В. Сталин усмотрел в этих идеях сепаратизм и попытку развала СССР, ведь стремление к административной автономии и этническому самоопределению русских не вписывалось в концепцию союзного государства.

По некоторым сведениям, «ленинградцы» планировали перенести столицу РСФСР в город на Неве, тем самым перехватив власть у правящей верхушки.

Не хватает доказательств

Впрочем, далеко не все исследователи склонны считать репрессированных партийных деятелей русскими националистами. Кандидат исторических наук Алиса Амосова и профессор университета Ричмонда (США) Дэвид Бранденбергер совместно написали статью «Новейшие подходы к интерпретации "Ленинградского дела" конца 1940-х – начала 1950-х годов в российских научно-популярных изданиях», которая была опубликована в журнале «Новейшая история России» (№ 1 за 2017 год). Авторы обратили внимание, что для объявления фигурантов данного дела националистами нет достаточных доказательств.

А.А. Амосова и Д.Л. Бранденбергер считают, что «ленинградцы» действительно ратовали за передачу административной власти от всесоюзных министерств и ведомств к республиканским, содействовали развитию русской культуры в рамках своих полномочий, но это никак не свидетельствует об их сепаратизме.

«Среди первых восьми человек, осужденных в сентябре 1950 г. по «Ленинградскому делу», И.М. Турко был белорусом, а материалы 1949 г., собранные в рамках расследования, проведенного в Госплане в связи с претензиями к кадровой политике Н.А. Вознесенского, сообщают исследователям об этническом разнообразии в составе группы. В нее входили не только русские, но и украинцы, евреи, латыши, башкиры и др.», – написали А.А. Амосова и Д.Л. Бранденбергер.

К тому же, сам А.А. Жданов заявлял, что многонациональное советское общество наилучшим образом способствует реализации и развитию русской культуры.

Так или иначе, а в 1950-х годах город на Неве окончательно превратился в рядовой областной центр, утратив остатки столичного статуса вместе с амбициями расстрелянных фигурантов «Ленинградского дела».