«Лётчики и танкисты»: почему немцы не склоняли их предательству