Меню Дзержинского: чем отличался рацион «Железного Феликса»

Об аскетизме Феликса Дзержинского до сих пор ходят легенды. Говорят, что глава ВЧК в голодные годы молодой советской России пил морковный чай и питался кониной, как и все. Однако так ли это было на самом деле? Или рацион Дзержинского все же отличался от рациона остального населения страны?

Морковный чай и конина

Как писал в своей книге «Солдаты революции: девять портретов» (1978 год) Зиновий Шейнис, когда Председатель ВЦИК Яков Сверлов увидел как-то Феликса Дзержинского, он опешил. Таким худым и бледным показался ему глава ВЧК. Впрочем, это неудивительно: Дзержинский настолько был одержим работой, что спал урывками прямо в своем кабинете и питался отвратительно. Вспоминая «Железного Феликса», агент ВЧК Ян Буйкис рассказывал, что чая после революции было не достать, поэтому Дзержинский, как и все, пил морковный отвар или простой кипяток. По словам Буйкиса, самый главный чекист посещал общую столовую, где в меню значились лишь постные щи, каши из чечевицы или ячменя и лишь изредка конина.

Нередко обед, тоже из общей столовой, доставляли трудоголику Дзержинскому прямо в кабинет. Правда, иногда заботливые подчиненные пытались обмануть Феликса Эдмундовича, «подсунув» ему что-нибудь посъедобнее и покалорийнее. Так, в издании «Дзержинский. Кошмарный сон буржуазии» (Мартын Лацис, Яков Петерс, Иосиф Уншлихт) под редакцией О. Селина рассказывается о том, как пожилой курьер А.Я. Беленький принес своему начальнику жареную картошку с салом, за что и был отчитан. Впоследствии курьер говорил, что аналогичный обед получили все сотрудники ВЧК, а все тот же Свердлов, упоминая про питание Дзержинского, заявлял, что надо срочно «что-то предпринять», а то «сгорит» чекист No 1.

Вовсе не аскет

Однако многие считают аскетизм Феликса Дзержинского мифом, который поддерживала советская пропаганда. В частности Игорь Синицин, автор издания «Андропов вблизи», утверждает, что Дзержинский имел не только кровать в своем кабинете, но и три квартиры в Москве и три дачи в Подмосковье. Он регулярно ездил на охоту и в отпуск, в том числе в различные санатории. Порой Дзержинский отдыхал не по одному месяцу. То же самое относится и к питанию Феликса Эдмундовича. Трудно поверить в то, что Дзержинский, который, по словам Яна Буйкиса, сам посещал общую столовую, принимал уверения своего курьера Беленького в том, что очередное жирное блюдо, принесенное им в кабинет начальника, — это то, что сегодня дают и рядовым чекистам, за чистую монету.

Мало того, если верить Игорю Симбирцеву, автор издания «ВЧК в ленинской России», для главы ВЧК разрабатывали специальное меню. Врачи рекомендовали ему употреблять в пищу исключительно «белое» мясо: курицу, индюшатину, рябчиков, телятину, рыбу деликатесных сортов, а также есть больше фруктов, зелени и мучных изделий. Например, в понедельник на трапезе Феликса Эдмундовича было консоме из дичи, свежая лососина и цветная капуста по-польски, во вторник – грибная солянка, телячьи котлеты и шпинат с яйцом, в среду ему подавали суп-пюре из спаржи, говядину, брюссельскую капусту и т.д.

Неужели фальшивка?

Именно такой рацион Феликса Дзержинского со ссылкой на Латышева и опубликованные документы из партийного архива приводит в своей книге «Дзержинский. Любовь и революция» Сильвия Фролов. Понятно, по каким причинам представителям советской власти приходилось скрывать такое изобилие на собственных столах. Если верить Леониду Млечину, автору издания «Ленин», Зинаида Гиппиус писала о жизни простых людей в те годы: «Почти все питаются в «столовках», едят селедки, испорченную конину и пухнут». Мало того, изголодавшееся население кормилось собачьим мясом, которое стоило 2 рубля 50 копеек за фунт.

Правда, у Дзержинского было «оправдание» — он был болен туберкулезом, который медленно, но верно подтачивал его здоровье. Отсюда и рекомендации врачей насчет усиленного питания. А вот что касается богатого меню, то Сильвия Фролов, не отрицая присутствие подобного документа в архивах, считает его фальшивкой. Во-первых, в процитированное Латышевым меню Феликс Эдмундович, отлично ориентировавшийся в продовольственных вопросах, как в обычное меню столовой точно не поверил бы. А, во-вторых, Сильвия Фролов уверена, что, если принять во внимание усилия Сталина, Ежова и Берии опорочить главу ВЧК, то можно предположить, что упомянутое меню – это всего лишь провокационная фальшивка.