Михаил Восленский: судьба советского переводчика Нюрнбергского процесса, который сбежал на Запад

После войны Михаил Восленский был задействован в качестве переводчика на легендарном процессе, проходившем в Нюрнберге. Впоследствии историк вернулся в Советский Союз, где сделал неплохую карьеру. Однако в начале 1970-х годов Восленский, оказавшись в ФРГ, стал невозвращенцем.

Карьера ученого в СССР

Как пишут А. Ю. Ватлин, М. Вилке и Б. Нейсс в издании «Люди между народами: действующие лица российско-германской истории ХХ века», Михаил Сергеевич Восленский родился в 1920 году в семье, принадлежавшей к старой интеллигенции. Отец Восленского, Сергей Иванович, был банковским служащим, а мать – преподавала математику. Однако Михаил выбрал иную стезю: после окончания десятилетки его выбор пал на исторический факультет Московского университета. Все годы он учился на отлично и даже получал Сталинскую стипендию. В студенческий период биографии Восленского началась Великая Отечественная война, но на фронт молодой историк по какой-то причине не попал.

Отработав год по распределению в Коломенском учительском институте, Восленский вернулся в Москву и в 1945 году поступил в аспирантуру. Спустя несколько месяцев, как указано в издании «Мировая экономика и международные отношения» (Правда, 2002 год), Михаила Сергеевича, свободно владевшего немецким, французским и английским языками, отправили в командировку в Германию для участия в Нюрнбергском процессе в качестве переводчика. Впоследствии Восленский отмечал, что участвовал во втором периоде трибунала, когда судили преступные организации. Тогда преступной организацией, по мнению историка, была признана не сама нацистская партия, а ее номенклатура.

Билет в одну сторону

Вообще этот термин «номенклатура» сыграл определяющую роль в судьбе Михаила Восленского. Он благополучно вернулся в Москву и сделал неплохую карьеру. Как пишет Александр Никонов в своей книге «За фасадом империи. Краткий курс отечественной мифологии», Восленский трудился в системе Академии наук: в секторе общих проблем империализма Института экономики АН СССР, в Институте мировой экономики и международных отношений РАН, в Институте всеобщей истории АН СССР. По роду деятельности Михаил Сергеевич регулярно выезжал в заграничные командировки. Впоследствии он назвал поездки в другие страны элементом дополнительного денежного вознаграждения номенклатуры.

В 1972 году Михаил Восленский был награжден очередной, но уже частной поездкой в ФРГ. К тому моменту он был уже хорошо знаком с президентом этой страны Густавом Хайнеманном и с австрийским бундесканцлером Бруно Крейски. Они оба оказывали Михаилу Сергеевичу всяческую поддержку после того, как он вдруг отказался возвращаться на родину. Как пишет в своей книге «Тайны ушедшего века. Власть, распри, подоплека», Николай Зенькович, в связи с упомянутым поступком в 1977 году Михаила Сергеевича лишили советского гражданства. Через 18 лет он был восстановлен в гражданских правах.

Монография «Номенклатура»

Что же подтолкнуло успешного ученого к решению покинуть СССР? Дело в том, что именно Михаил Восленский являлся автором монографии «Номенклатура», в которой он описал суть советской политической системы. В своем труде Михаил Сергеевич утверждал, что в СССР господствовала не диктатура пролетариата, а диктатура партийной верхушки. Впервые эта книга была опубликована в 1980 году, но широкому кругу российских читателей «Номенклатура» стала известна лишь в 1990-х. А вот написана монография была еще в начале 1970-х годов. Тогда, если верить изданию «Неподцензурная культура 1960-1980-х годов и «третья волна» русской эмиграции» (МГУ, 2002 год), «Номенклатура» распространялась исключительно посредством «Самиздата».

Понятно, что оставаться в Союзе Михаилу Восленскому стало небезопасно. Впрочем, он неплохо устроился и на чужбине. Как утверждает Александр Глущенко, автор книги «Жизнь под знаком ядерного риска», Восленский стал директором Института по изучению советской истории в Бонне. Даже после распада СССР Михаил Сергеевич предпочел остаться в Германии, где и скончался в 1997 году в возрасте 76 лет. Однако до конца дней он продолжал интересоваться происходящими в России событиями. Так, Восленский высказывался о необходимости суда над руководителями КПСС по аналогии с Нюрнбергским процессом, но считал, что рядовых коммунистов к преступникам причислять нельзя.