09/12/22
х/ф

«Московская Никита»: кем на самом деле была русская женщина-киллер

Скромная и молчаливая Лариса Рощина, работавшая секретарем суда, в 2001 году совершила двойное убийство. По словам самой Рощиной, преступление было заказным. Однако в этом деле в действительности все было не так просто. Да и по Москве давно ходили слухи о женщине-киллере.

Московская Никита

Слухи о женщине-киллере поползли по Москве еще в первой половине 1990-х годов. Так, в 1994 году было совершено покушение на бизнесмена Владимира Мисюрина, который проживал в Бельгии и только время от времени наведывался в Россию. Мисюрина расстреляли мужчина и женщина. Впоследствии органам пришлось заниматься еще несколькими заказными убийствами, в которых, по свидетельским показаниям, принимала участие женщина. Следователи предполагали, что женскую роль играл переодетый мужчина. Однако находившийся под следствием боевик ореховской ОПГ Александр Пустовалов тоже упоминал о даме-киллере и даже называл ее прозвище – Никита.

Между тем преступления продолжались. 21 сентября 2001 года на Стартовой улице Москвы было совершено двойное убийство, жертвами которого стали предприниматели, руководители фирмы «Малахит», Юрий Васильев и Александр Кузовлев, уроженцы подмосковного Железнодорожного. Оба они были застрелены из пистолета ТТ, который, как известно, был излюбленным оружием наемных убийц тех лет. Один из бизнесменов был убит прямо в автомобиле, а другой – в подъезде жилого дома, где снимал квартиру. Кроме того киллер ранил случайного свидетеля расправы, который остался жив и показал, что на Стартовой орудовала молодая женщина. Это подтвердила и сожительница свидетеля, которая также видела преступницу.

Секретарь суда с пистолетом

Личность убийцы милиционеры установили быстро. Дело в том, что Юрий Васильев и Александр Кузовлев занимались предпринимательской деятельностью вместе с некой Ларисой Рощиной, тоже жительницей Железнодорожного. Рощина училась на юриста и работала секретарем в Перовском суде. Правда, на момент убийства молодая женщина находилась в декретном отпуске. Всего несколько месяцев назад она родила ребенка, находясь в браке с Анатолием Рощиным. Последний не был трудоустроен и злоупотреблял спиртными напитками, поэтому все тяготы по содержанию семьи легли на плечи Ларисы. Мало того, незадолго до преступления Рощина заняла 3 тысячи долларов у своего знакомого для того, чтобы стать равноправным партнером в фирме.

Именно этот долг, как утверждает автор издания «Серийные убийцы» Николай Модестов, и стал мотивом, подтолкнувшим Ларису Рощину к тому, чтобы взять в руки оружие. Бизнес не клеился, а кредитор требовал вернуть деньги, которых у Рощиной не было. Знакомый, одолживший 20-летней женщине упомянутую сумму, предложил сделку: Лариса должна была ликвидировать Васильева и Кузовлева, а взамен получала «амнистию» по долгу. Рощина согласилась. Кредитор снабдил ее пистолетом. Впрочем, это не единственная версия произошедшего. Сама преступница меняла показания не единожды, заявляя, что ее заставили совершить убийство неизвестные, которые удерживали ее на какой-то даче.

Много вопросов, но мало ответов

В деле Ларисы Рощиной множество вопросов вообще так и осталось без ответа. Например, непонятно, почему кредитор заказал убрать именно Васильева и Кузовлева. Кроме того, в прессе писали, что происхождение пистолета ТТ также осталось невыясненным. К тому же, по логике, Рощиной, получившей в руки огнестрельное оружие, проще было убить своего кредитора. Если же молодая мать совершила двойное убийство по собственной инициативе с целью ограбления, то почему не взяла доллары, находившиеся при жертвах? Как бы то ни было, в июле 2002 года Московский городской суд признал Ларису Рощину виновной в исполнении двойного заказного убийства и приговорил к 12 годам лишения свободы.

Стоит отметить, что участие Ларисы Рощиной в других заказных убийствах не подтвердилось. Следствием это было тщательно проверено. Тем не менее средства массовой информации, основываясь на белых пятнах в истории Рощиной, упорно пытались выставить ее эдакой «Никитой местного розлива». Впрочем, не все журналисты придерживались подобного мнения. К примеру, в издании «Образы женщин в современной российской журналистике» (Издательство «Эслан», 2002 год), отмечается, что, возможно, имел место банальный аффект. Об этом говорит и убийство, совершенное в автомобиле, и испуг, испытанный Рощиной. Однако о каком аффекте может идти речь, когда женщина готовилась к преступлению и принесла оружие на встречу с компаньонами?