28/05/21
Находки на островах Фаддея: как советские ученые нашли пропавшую русскую экспедицию XVII века

Комплексная зимовочная экспедиция Гидрографического управления Главсевморпути высадилась на северном острове Фаддея в 1940-1941 году. В ходе обустройства триангуляционного пункта полярники обнаружили следы пребывания здесь других людей, что стало одной из самых обсуждаемых находок среди исследователей.

Неожиданные находки

Проводя рекогносцировку на местности, члены экспедиции натолкнулись на остатки лодки, рассыпанные монеты, топор, ножницы, сгнившие шкурки соболей и песцов и прочие предметы обихода. Затем, отправившись на заготовку дров, сотрудники вышли к развалинам маленькой бревенчатой избушки, внутри которой сохранилась лежанка и полуразрушенная печь из каменных плит. По мере таяния снега взорам ученых открылись также компасы, украшения, обломки полозьев от нарт и два человеческих скелета, — пишет историк народов Сибири Борис Осипович Долгих в работе «Проблемы Арктики».

Кем были те люди, чьи останки остались лежать на берегу залива? Что за трагедия разыгралась в этих суровых краях?

Доскональное изучение найденных предметов позволило прийти к следующим выводам: погибшие были русскими торговыми людьми, предположительно везшими с собой товары для торговли. Они были подготовлены, имели достаточно снаряжения и предметов первой необходимости. Носили хорошую одежду и даже имели при себе некий документ, который исследователи трактовали, как жалованную грамоту. Экспедиция преследовала цель или пушного промысла, или торговли, а также явно общалась с коренными жителями, от которых получила оленьи шкуры с характерным шитьем нитками из жил.

Хотя часть вещей была найдена на острове Фаддея, а часть в заливе Симса, исследователи уверены, что это не два обособленных, а единый узел трагических событий.

Морской путь

Историк Михаил Белов в труде «Северный морской путь» предположил, что погибшей экспедицией руководил житель заполярного города Мангазеи Иван Толстоухов. В своих выводах он руководствовался книгой Николааса Витсена «Северная и Восточная Тартария», где сообщалось о выходе вниз по Енисею шестидесяти человек. В 1686 году они направились к Лене, чтобы затем "обогнуть Ледяной мыс", однако обратно ни один из них не вернулся.

Согласно исследованию Белова, группа Толстоухова оставила зимовье в Енисейском заливе, обошла северо-западный мыс Таймыра и к следующему году добралась до Пясинского залива. Там экспедиция соорудила еще одно зимовье, которое впоследствии обнаружил мореплаватель Федор Минин. Но ответа на дальнейшие события, произошедшие с Толстоуховым и следовавшими с ним людьми, Михаил Белов не дает.

Свою версию о находках выдвинул и доктор исторических наук Алексей Бурыкин в «Антологии таинственных случаев». По его мнению, от Енисея в сторону Оби шло поморское судно с грузом пушнины и прочих товаров типа стрел и пороха. Сев на мель или оказавшись в ледовой ловушке, путешественники укрыли имущество на острове. Три человека остались на берегу в попытках вызволить свое судно, еще четверо добрались до залива Симса, где наскоро построили избу. Некоторое время они питались принесенным с собой мясом песцов, чьи кости и черепа были найдены около избушки. Когда людей не стало, их жилище было разворочено белыми медведями.

Таймырские находки не давали покоя многим историкам и исследователям на протяжении долгих десятилетий. Трагедия северных мореплавателей до сих пор покрыта завесой тайны.