19/12/19
Налет на АРКОС: почему Англия разорвала дипломатические отношения с СССР

В середине 1920-х годов англичане вынашивали планы изоляции СССР, но для этого нужны были веские причины, позволившие бы дискредитировать молодое социалистическое государство. И вскоре они нашлись.

Все идет к разрыву

С сентября 1924 года, спустя всего полгода после установления дипломатических контактов, отношения между СССР и Англией начали стремительно ухудшаться. Виной всему загадочный документ – «письмо Коминтерна» с подписью Председателя исполнительного комитета Коммунистического интернационала Зиновьева, которое якобы адресовалось британским коммунистам и содержало планы подготовки революционного переворота. Оригинал письма Лондон так и не  представил.

Чувствительное к коммунистической пропаганде британское правительство, которое возглавили консерваторы, поставило перед собой задачу добиться внешнеполитической изоляции и финансово-экономической блокады Советского Союза, а по возможности подготовить почву для военной интервенции в страну Советов. Большие надежды Форин-офис возлагал на ухудшение советско-германских отношений.

Нарком иностранных дел СССР Георгий Чичерин в письме советскому полпреду в Берлине Николаю Крестинскому отмечал, что в Лондоне наблюдается тенденция «по ублаготворению Германии с целью ее сближения с Антантой и отрыва от СССР». По мнению Чичерина, это происходило благодаря усилению в английском правительстве «черчиллевского течения», основная цель которого полная изоляция СССР.

В мае 1926 года члены профсоюзов СССР приняли решение перечислять часть своего заработка в фонд помощи английским рабочим. Вплоть до марта 1927 года в этот фонд поступило свыше 16 млн рублей – все они были отданы шахтерам. Однако британское правительство этот шаг расценило как вмешательство во внутренние дела Англии, в очередной раз обвинив СССР в коммунистической пропаганде.

Советское руководство несмотря на охлаждение отношений выдвинуло целый ряд предложений, способных укрепить экономические связи между двумя странами. В феврале 1927 года директор Текстильсиндиката выступил с инициативой, согласно которой в ближайшие годы СССР смог бы в разы увеличить закупки товаров английской промышленности. Для этих целей даже были выделены средства эквивалентные сумме в 14 млн. фунтов стерлингов. Но в Лондоне к советским инициативам остались глухи.

В начале 1927 года советско-британские отношения поразил глубочайший кризис. В разгар революции в Китае министр иностранных дел Великобритании Остин Чемберлен накинулся с претензиями на Советский Союз, требуя от него прекратить военную и политическую поддержку коммунистического режима Чан Кайши. Формально СССР обвинялся в нарушении торгового соглашения, подписанного Великобританией и РСФСР 16 марта 1921 года. На деле же британцы просто боялись утратить свое господство на Дальнем Востоке.

В НКИД ответили, что нагнетание в английских правящих кругах антисоветской истерии никак не будет способствовать укреплению позиций Британии в Китае. Более того, Москва указала Лондону на непонимание им исторического значения национально-освободительного движения китайского народа. Этого было достаточно, чтобы правительство Великобритании решилось на радикальные шаги в отношении СССР, предупредив советских представителей, что все может закончиться разрывом дипломатических отношений.

Неудовлетворительный результат

12 мая 1927 года британская полиция внезапно нагрянула в помещения АРКОС, а также советского торгового представительства, размещавшихся в лондонском Сити на Мооргет-стрит. Нужно отметить, если АРКОС (All Russian Cooperative Society Limited) как частная хозяйственная компания не имела никаких дипломатических привилегий, то советское торгпредство, как государственная организация, де-юре находилось под дипломатической защитой.

Тем не менее британские правоохранительные органы, игнорируя международные нормы, вторглись и на запретную территорию. Целью этой операции были поиски компрометирующих документов, изобличающих сотрудников компании в прокоммунистической деятельности. В Форин-офисе были уверены, что советские торговые организации лишь ширма для подрывной работы против Британской Короны.

Советский дипломат Иван Майский, находившийся в то время в Лондоне, сообщает, что в АРКОС и торгпредство нагрянуло около 200 полицейских, которые, работая вместе с детективами, заблокировали все выходы наружу. Обыскивали и арестовывали всех подряд, в том числе и британских служащих. Среди нескольких сотен арестованных оказались даже лица дипломатичного ранга, неприкосновенные для служителей правопорядка.

Протесты и жалобы советских представителей никакого воздействия на британских полицейских не возымели. Агенты совершенно бесконтрольно перемещались в помещении и, по словам Майского, могли в это время спокойно подбросить собственноручно состряпанные фальшивки. В отношении тех, кто сопротивлялся произволу полицейских, бесцеремонно применяли силу.

Несмотря на угрозы, ключи от сейфов торгпредства и АРКОСа агенты Скотланд-Ярда так и не получили. Тогда им пришлось вскрывать «стальные комнаты» обоих представительств и распаивать сейфовые замки. Однако ко всеобщему разочарованию ищеек все они были пусты. Только 16 мая, через 4 дня после начала налета, полиция покинула помещения советских представительств.

Как отмечал американский публицист Луис Фишер, обыск не выявил ничего, что могло бы скомпрометировать советскую сторону: секретные документы, которые служили поводом к обыску так и не были обнаружены. Даже министр внутренних дел Англии Джойнсон Хикс вынужден был признать, что проведенная операция не имела должного успеха.

Происшествие на Мооргет-стрит вызвало большой резонанс среди английской общественности, рабочие круги Британии выразили министерству иностранных дел письменный протест. Газета «Манчестер гардиан» 21 мая писала: «Налет на АРКОС был возмутительным и бессмысленным актом, обыск в помещении русской торговой делегации был грубым нарушением условий англо-советского торгового соглашения 1921 года». Против полицейского произвола выступили и лейбористы. Неистовствовали в основном члены консервативной партии, требуя ужесточения антисоветских мер и полного разрыва отношений с СССР.

Обойдемся без Англии

И все же большинством голосов – 367 против 118 – Парламент Соединенного Королевства принял решение о прекращении торговых и дипломатических отношений между Великобританией и Советским Союзом. Ллойд Джордж, лидер либеральной партии, находящейся в оппозиции к действующему правительству, заметил: «Устроить дипломатический разрыв с одной из величайших мировых держав — не такой подвиг, по поводу которого можно было бы бросать шапки вверх». 27 мая 1927 года советское посольство получило от Чемберлена ноту, в которой глава Форин-офиса требовал в 10-дневный срок вывезти из Англии все советские учреждения.

Кризис в советско-британских отношениях вынудил руководство СССР принять меры по обеспечению экономической деятельности советских торговых учреждений за рубежом. Отныне Наркомат внешней торговли должен был совершать сделки лишь в тех странах, с которыми СССР имел дипломатические отношения.

Министр внутренних дел Джойнсон Хикс, осознав содеянное, что называется пошел на попятную. В Парламенте он заявил, что правительство Великобритании не должно создавать преграды на пути советско-британских торговых связей. Русские, с его слов, в дальнейшем могут спокойно приезжать в Англию «в целях развития действительно законной торговли», им будут обеспечены те же условия, что и другим иностранным торговцам.

Однако это было запоздалое заявление. Советские торгпредства расплатившись с британскими компаниями уже не имели желания развивать двусторонние торговые отношения. АРКОС, с восстановлением дипломатических отношений между Москвой и Лондоном, через два года все же возобновил свою деятельность на Туманном Альбионе, однако теперь все операции проходили через государственные торговые представительства СССР. Деятельность АРКОСа в условиях ограниченного товарооборота продолжалась вплоть до начала Второй мировой войны.