Немчики: какие алименты платили советским девушкам, родившим от солдат вермахта

О связях советских женщин с немецкими солдатами в СССР предпочитали не говорить. Подобные контакты порицались не только у нас, но и в гитлеровской Германии. Еще больше усложняло порочную связь появление нежелательных детей.

Нежелательная связь

Официальных подсчетов относительно того, сколько в СССР родилось детей от солдат вермахта не велось. Но очевидно, что на столь обширной территории, которая оказалась под оккупантами (на ней проживало около 70 млн человек) таких было немало. По оценкам западных историков, число советских детей-полукровок могло доходить до 100 тысяч.

Немецкие военнослужащие вступали в связь с русскими девушками несмотря на ее нежелательность, декларируемую идеологами рейха. Солдат вермахта чувствовал себя хозяином на захваченной территории и считал женщин своим законным трофеем. Более того, немецкое командование считало, что бойцам полезно снимать половое напряжение, а поэтому инициировало создание публичных домов на захваченных территориях Северо-Запада России, Белоруссии и Украины.

Платили женщинам за услуги сексуального характера преимущественно продуктами. Деньги девушки предпочитали не брать, так как они быстро обесценивались. В воспоминаниях воевавшего под Ленинградом артиллериста Вильгельма Липпиха записано: «В нашем полку я знал солдат, которые пользовались хроническим голодом местных молодых женщин для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Захватив буханку хлеба, они отправлялись за пару километров от линии фронта, где за еду получали желаемое».

Если на половые связи без последствий в Берлине закрывали глаза, то рождение детей от таких отношений вызывало резко негативную реакцию. В июне 1942 года солдаты вермахта, воевавшие на Восточном фронте, получили памятку, в которой было сказано: «Требуется срочно ограничить контакты солдат с женской половиной гражданского населения – ввиду угрозы причинения вреда чистоте германской расы».

Тем не менее в некоторых случаях дети, рожденные от случайных связей немца и русской, были поводом для рассмотрения вопроса о выплате компенсаций. Известен документ, подписанный в марте 1943 года комендантом Орла генерал-майором Адольфом Гаманом, который гласил: «Родив ребенка от немецкого солдата, русская мать имеет право на алименты». Получив подтверждение со стороны отца, казна выплачивала женщине 30 марок в месяц.

Впрочем, прижитого в годы войны «немчика» женщины не всегда оставляли в живых: чаще всего просто прерывали беременность, но иногда убивали новорожденных. Известен случай, когда жительница одного из сел в первый же день его освобождения Красной Армией вынесла трех малолетних детей, положила рядком на дорогу и с криком «Смерть немецким оккупантам!» разбила всем головы булыжником.

Разные судьбы

Женщины, имевшие детей от солдат вермахта, боялись не только общественного осуждения, но и реакции органов госбезопасности, которые могли их записать в пособниц оккупантов, поэтому часто таких детей выдавали за подобранных сирот. В апреле 1943 года в совместном постановлении наркомов внутренних дел, юстиции и прокурора СССР предписывалось «активнее применять репрессивные меры в отношении женщин, уличенных в добровольных интимных или близких бытовых связях с личным составом германской армии».

Меры наказания «немецких подстилок» были самые разные – вплоть до расстрела. В докладе Абвера (орган военной разведки и контрразведки Германской империи) сообщалось, что весной 1943 года после первой попытки освобождения Харькова Красной Армией войска НКВД расстреляли около 4 тысяч жителей, среди которых были девушки, имевшие отношения с немецкими солдатами, в том числе и беременные от них. Для того чтобы ликвидировать пособниц нужно было свидетельство минимум трех человек.

И все-таки чаще женщины, уличенные в связях с немцами, получали более мягкие приговоры. Одна из пользовательниц сети рассказывает, что сестру ее деда за то, что «крутила роман с немецким офицером» осудили к 3 годам исправительных работ, при этом содержалась она в достаточно сносных условиях: четырехместный барак и полноценное питание.

Официальных сведений о том, как в СССР поступали с детьми, рожденными от связи советской женщины и немецкого солдата нет. Единственным документом за авторством чиновника, свидетельствующим о возможном решении данного вопроса, служит письмо Ивана Майского, доктора исторических наук, заместителя наркома иностранных дел, написанное Сталину незадолго до конца войны.

Майский отмечал, что число детей, рожденных от немецких солдат по меньшей мере исчисляется тысячами, и они не могут нести ответственност за прегрешения своих биологических родителей, но тем не менее стоит ожидать, что отношение в обществе к ним будет ужасным. Академик предлагал забрать «немчиков» от матерей и определить в детские дома, где им будут даны новые имена, чтобы вычеркнуть из памяти их немецкие корни. При этом, по словам Майского, учреждение не должно знать, откуда к ним поступил ребенок.

К сожалению, ответ Сталина, как и его реакция на письмо нам неизвестны. Скорее всего власти действовали в духе рекомендаций Майского. Многие дети, рожденные советскими женщинами от германских солдат, так и не узнали о своем действительном прошлом. Редкие архивные данные свидетельствуют о том, что «дети войны» ничем не отличались от своих сверстников: они также поступали в пионеры и занимались спортом, учились в вузах и шли работать.

Если выросший полукровка пытался узнать о своем отце, то зачастую это ничего хорошего не сулило. Андрей Горбунов, родившийся от брака немца и русской, до 9 лет был уверен, что его отец — погибший в бою партизан, пока родители одного из его друзей не сказали: «Врешь ты все, мать тебя от немца нагуляла». Андрей признавался, что произошедшее произвело на него гнетущее впечатление – после этого он возненавидел своего биологического отца.

Один их таких «немчиков» снялся в эпизоде известной советской кинокартины про беспризорников «Республика Шкид». Другой фильм «Одна война» режиссера Веры Глаголевой, вышедший на экраны в 2010 году, повествует о судьбе матерей и их детей, родившихся от немцев. Место действия картины – остров на Ладожском озере куда, судя по архивным документам, свозили запятнавших себя порочными связями с оккупантами женщин. Глаголева признавалась, что подняла очень тяжелую тему. Женщины, которые служили прототипами героинь фильма, так и не решились приехать на премьеру.

От убийств до компенсаций

Оккупированные страны Западной Европы коснулась та же проблема, что и Советский Союз. Только отношение европейцев к женщинам, обвиненным в связях с гитлеровскими солдатами было куда более непримиримым. После освобождения Европы от нацистов тысячи таких женщин подверглись жесткой и унизительной обструкции со стороны сограждан.

Во Франции еще в период войны подпольщики распространяли среди населения листовки следующего содержания: «Француженки, которые отдаются немцам, будут пострижены наголо. Мы напишем вам на спине – ″Продались немцам″». И они выполнили свое обещание. По данным исследователей, с 1943 по 1946 год во Франции за «горизонтальный коллаборационизм» были наголо острижены свыше 20 тысяч женщин. В некоторых случаях не ограничивались бритьем и рисовали на голове свастику. Многие женщины, не выдержав позора, сводили счеты с жизнью.

5 мая 1945 года вошел в историю Нидерландов под знаком кровавой расправы над «девушками для фрицев»: в этот день по самым скромным подсчетам было убито около 500 женщин, уличенных в связях с оккупантами. Другим повезло чуть больше: их раздевали догола, брили или красили волосы в оранжевый цвет, обливали нечистотами и ставили на колени.

Норвегия была едва ли не единственной страной, в которой сексуальные контакты с местными женщинами германским руководством приветствовались. Дело в том, что в Берлине считали норвежцев близкими в расовом отношении германской расе, и зачатие норвежками детей от солдат рейха лишь упрочило бы распространение арийской крови. Для этих целей на территории Норвегии было построено несколько «домов ребенка», в которых специально отобранные для воспроизведения потомства девушки (их средний возраст не превышал 22-23 лет) получали необходимую помощь от немецкого правительства.

После окончания войны в Норвегии было насчитано более 14 тысяч женщин,  родивших от немецких солдат. Примерно 5 тысяч из них власти осудили на срок до полутора лет, другие были отправлены в заведения для душевнобольных, где они содержались вплоть до начала 1960-х годов. Непросто приходилось и их отпрыскам. Один из норвежских «немчиков» в интервью шведской газете Dagens Nyheter признавался, что их заставляли маршировать по городу под неодобрительный гул толпы, плевки и побои.

Только в 2005 году парламент Норвегии принес извинения женщинам и их детям, подвергшимся репрессивным мерам со стороны соотечественников и выплатил «жертвам войны», тем кто дожил до этого времени, компенсацию в размере 3 тысяч евро. Причем сумма выплат увеличивалась в 10 раз, если пострадавшие предоставляли какие-либо свидетельства жестокого обращения с ними.

В 2006 году Жан-Жак Делорм (его отец был музыкантом оркестра командующего гарнизоном вермахта в Париже) учредил ассоциацию «Сердца без границ», которая объединила в своих рядах «детей бошей» (унизительное название немцев), многие из которых были оставлены своими матерями. Сейчас в организацию входят 300 членов. А в Германии с 2009 года действует закон, согласно которому французские дети, рожденные от солдат вермахта, могут получить немецкое гражданство.