«Однорукий чёрт»: почему так называли самого молодого генерала Белой армии

Фамилия Манштейн в настоящее время ассоциируется главным образом с гитлеровским генералом-фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном. Однако в годы Гражданской войны на Юге России гремело имя другого генерала Манштейна – знаменитого белогвардейца, который храбро сражался, несмотря на отсутствие одной руки.

«Мальчик»-генерал

Владимир Владимирович Манштейн родился в Полтавской губернии в 1894 году. Он был сыном генерала Владимира Карловича фон Манштейна, участника многих военных кампаний царской России. Закончив кадетский корпус и досрочно выпустившись из Павловского военного училища, в 1915 году 19-летний Манштейн-младший оказался на фронте Первой мировой войны. Почти сразу же юному подпоручику доверили командовать ротой 7-го пехотного Ревельского полка под Варшавой. К моменту подписания Брестского мира Владимир Манштейн имел уже три ранения и был награждён орденом св. Анны 2-й степени.

С началом Гражданской войны Манштейну пришлось вернуться в рядовые – в таком чине он начал службу в 1-й отдельной бригаде Русских добровольцев, сформированной в Румынии (знаменитые «дроздовцы»). Совершив вместе с бригадой переход на Дон, в армию Корнилова, Манштейн вновь получил в командование роту. С тех пор его военная карьера развивалась со скоростью, совершенно немыслимой в прежней русской армии. Но и испытания, выпавшие на долю Манштейна, способен был перенести не каждый.

В августе 1918 года Владимира Манштейна назначили капитаном – теперь он уже командовал батальоном 2-го офицерского стрелкового полка. А через пару месяцев, когда Добровольческая армия совершала 2-й Кубанский поход, в жизни Манштейна произошло роковое событие. На Ставрополье вражеская пуля попала ему плечо. Рану наспех перевязали грязной рубашкой, из-за чего развилась гангрена. Чтобы спасти жизнь Манштейна, врачи ампутировали ему руку вместе с ключицей и лопаткой. После выздоровления, в мае 1919 года Манштейн был повышен до полковника, а в сентябре принял командование 2-м Офицерским стрелковым полком генерала Дроздовского. Следующий чин ждал его за полгода до катастрофы Белого движения – в возрасте 26 лет Владимир Манштейн стал генерал-майором, причём выглядел он даже моложе своего возраста.

Столь раннее генеральство стало возможно по нескольким причинам. Первая мировая война сильно «проредила» кадры старого офицерства. Кроме того, командование Белой армии стремилось отличать офицеров не за «выслугу», потерявшую смысл, а за реальные боевые заслуги. Ближайшему соратнику Манштейна, генерал-майору Антону Туркулу, на момент присвоения звания исполнилось 27 лет.

Слава «истребителя комиссаров»

Будучи внешне скромным и застенчивым «мальчиком-офицериком», Владимир Манштейн демонстрировал, по свидетельству сослуживцев, «совершенное презрение к смерти». Даже на фоне остальных «дроздовцев», считавшихся самыми дисциплинированными частями белых, Манштейн выделялся доблестью и фанатичным антибольшевизмом. Тяжёлое увечье не сломило боевой дух офицера, а лишь ожесточило его. В самые трудные минуты боёв на лице Манштейна играла высокомерная полуулыбка. Генерал-калека любил атаковать, сидя в седле.

«Повод в зубах, а в руке наган, из которого генерал стрелял изумительно», – писал белый эмигрант Анатолий Семёнов.

Ненависть Владимира Манштейна к красным доходила до того, что он лично расправлялся с пленными. Об одном из таких эпизодов, случившемся на станции Ясиноватой 25 мая 1919 года, рассказывал штабс-капитан Георгий Орлов:

«Один матрос до последнего стрелял из пулемёта. Его схватили, и командир 2-го офицерского полка Манштейн собственноручно расстрелял его. Вся башка у этого прохвоста разлетелась вдребезги».

И белые, и красные называли Манштейна «истребителем комиссаров» и «безруким чёртом».

«А вот Манштейн – «Безрукий Чорт» –

Героям древним равный,

Которым каждый будет горд

В России благодарной», – пели дроздовцы.

Характерно, что в жизни Владимир Манштейн оставался юношей-романтиком. Антон Туркул описывал, например, ожесточённый спор, случившийся между генералом и его отцом, казалось бы, по отвлечённому вопросу – можно ли долететь до луны? Не теряя веры в человечество, Манштейн-младший считал, что «люди что-нибудь выдумают».

Трагедия генерала

Вместе с остатками Русской армии Врангеля Владимир Манштейн в ноябре 1920 года эвакуировался в Турцию. Там из-за бытового неустройства умерла его новорожденная дочь Нина. После расформирования галлиполийского лагеря Манштейны перебрались в Софию.

Генералу Манштейну-старшему, внёсшему вклад в освобождение Болгарии в 1877-1878 годах, власти этой страны назначили пенсию. На скромную сумму вынуждено было существовать всё семейство – отец и сын, а также жена Манштейна-младшего. Денег хронически не хватало, а устроиться на работу «кривобокому» инвалиду, пусть и обладателю генеральского чина, оказалось нереально. Никакаго ремесла, кроме военного, Манштейн не знал, а путь в шофёры или чернорабочие ему был заказан. Генерал не справился даже с продажей газет.

В итоге жена Владимира Манштейна решила с ним развестись. Доведённый до отчаяния, в 1928 году 34-летний герой-«дроздовец» трагически кончил жизнь в городском парке Борисова градина.

«Из Софии сообщают, что 19 сентября двумя выстрелами из револьвера ген. В.В. Манштейн убил наповал свою жену, а третьим выстрелом покончил с собой, – писала парижская газета «Возрождение». – Покойный в последнее время пережил тяжёлый семейный разлад, который и привёл к роковой развязке».

Вопреки церковным обычаям, касающимся самоубийц, Владимира Манштейна отпели по православному обряду. Духовенство русской посольской церкви сочло, что причиной самоубийства стало безвыходное положение, поэтому сделало для генерала исключение.