08/06/21
Ограбление по-албански: как в 1961 году Албания украла у СССР 4 подлодки

Красная Армия не участвовала в освобождении Албании от фашистов в 1944 году. Однако после войны страна вошла в социалистический лагерь. Албания могла бы стать важнейшим форпостом советского флота на Средиземном море – если бы не идеологические разногласия. Ортодоксальный сталинист Энвер Ходжа не только развернул бурную критику Хрущёва, но и сумел мошенническим путём присвоить себе имущество советских ВМС.

База во Влёре

Приверженность Энвера Ходжи сталинскому наследию до поры до времени не мешала военно-техническому сотрудничеству Албании и СССР. Ходжа убедил Советы построить военно-морскую базу, которую он называл «первой линией обороны Одессы и Севастополя».

База разместилась в бухте Паша-Лиман (Пашалиман) во Влёрском заливе. Стратегическое значение этого места трудно было переоценить. На расстоянии 85 километров от Влёры находится побережье Италии, да и Грецию, вступившую в НАТО в 1952 году, можно было держать «на коротком поводке».

С 27 октября 1958 года Паша-Лиман стал официальным местом дислокации 40-й отдельной бригады подводных лодок проекта 613. В Средиземное море субмарины пришли с Балтики, но были подчинены командованию Черноморского флота. В 1959 году одна из «влёрских» подлодок едва не спровоцировала Третью мировую войну, произведя учебную атаку на американский крейсер «Де-Мойн», на борту которого находился президент Дуайт Эйзенхауэр.

Разлад

По свидетельству историков Алексея Коряковцева и Сергея Ташлыкова, Никита Хрущёв стремился перебазировать во Влёру часть Черноморского флота и разместить в Албании советские ракеты.

Но Энвер Ходжа, воспользовавшись тем, что русские идут ему навстречу, нарастил аппетиты. Помощь Советского Союза Албании и без того была немаленькой, но Ходжа намеревался чуть ли не полностью посадить свою страну «на шею» Москве. Сталинистская модель экономики, скопированная Албанией, оказалась неффективна в масштабах маленькой страны. Получив отказ, Ходжа набросился с яростной критикой на «хрущёвский ревизионизм».

Словно позабыв, что сам предоставил территорию под базу, Ходжа заявлял, что Албания не хотела, чтобы хоть пядь её земли оказалась «под пятой иноземцев». Риторикой дело не ограничилось. Албанский лидер повёл себя как самый настоящий «гангстер» – согласно его интерпретации советско-албанского договора, Тиране должны были отойти все 12 подлодок и несколько вспомогательных судов.

На самой базе Паша-Лиман, где русские моряки ежедневно контактировали с албанцами, советская сторона столкнулась с изощрёнными бытовыми пакостями. Генералу Андрею Андрееву, например, пришлось ссориться с албанскими коллегами из-за того, что какой-то ребёнок справил нужду возле советской комендатуры. Понятно, что такие случаи подстраивали функционеры правящей Албанской партии труда. Как отмечалось в советских отчётах, обстановка на базе сделалась «нетерпимой», говорить о боеспособности тоже не приходилось.

Эвакуация

Устав от албанского саботажа, советская сторона решила полностью поставить базу Паша-Лиман под свой контроль. С подачи СССР соответствующее решение принял Политический Консультативный Комитет Организации Варшавского договора. База во Влёре должна была подчиняться объединённому командованию ОВД, а подлодки целиком укомплектованы русскими моряками. Конечно, албанцы на такое предложение не согласились.

В конце мая 1961 года в Тирану нагрянул командующий Черноморским флотом адмирал Катасонов. Флотоводец планировал вывести из бухты все 12 подлодок и плавучую базу «Виктор Котельников». Но вышла заминка. Четыре подлодки, обслуживавшиеся албанскими моряками, Ходжа считал «своими». Албанцы навели пушки на советские корабли и даже угрожали перекрыть фарватер минами. Почти в боевых условиях восьми субмаринам и плавбазе удалось выйти через против Сазан.

По словам Энвера Ходжи, Катасонову пришлось «поджать хвост» и «убраться восвояси». Хрущёв же после этого случая назвал албанцев «сумасшедшими».

«Это наивное пиратство, – заявил советский лидер 1 июня в Праге. – Не говоря о том, что это устаревшие подлодки, албанцам будет уже в скором времени не хватать запасных частей – даже в том случае, если мы их им оставим» (цитируется по журналу «Источник»).

Кроме четырёх подлодок, СССР не забрал из Влёры несколько кораблей. Тем самым русские фактически «подарили» Албании целый флот.

Применить силу к непокорному Ходже Хрущёв так и не решился. Несмотря на идеологический раскол, «контрреволюционного мятежа», как в Венгрии в 1956 году, в Тиране не было. Кроме того, на защиту Албании мог встать могучий союзник Ходжи – Мао Цзэдун.

В итоге албанцы покинули организацию Варшавского договора, полностью переориентировавшись во внешней политике на коммунистический Китай (который помог обслуживать подлодки). В декабре 1961 года Албания разорвала дипломатические отношения с СССР. «Героическое» противостояние с советскими моряками албанская пропаганда в 1979 году показала в фильме «Лицом к лицу» – самом дорогостоящем проекте киноиндустрии этой страны.

Судьба подлодок

Сегодня база Паша-Лиман используется моряками НАТО. Сначала право на это получила Турция, которая в 1992 году помогла реконструировать базу. А в 2009 году и сама Албания вступила в НАТО. Во Влёре по сей день работает судостроительная верфь. Здесь, например, были построены патрульные корабли Damen Stan.

Четыре «украденные» у СССР подводные лодки по-прежнему базируются в Паша-Лимане, рядом с кораблями албанского флота. Их присутствие подтверждают спутниковые снимки. Как правило, во время учений субмарины не отходят далеко от базы, предпочитая действовать во Влёрском заливе.