«Они нам сочувствовали»: чем пленных немцев так удивили советские люди