«Освободить и дело прекратить!»: за что Циолковский сидел на Лубянке