27/08/22

Палачи-«перевертыши» «Молодой гвардии»: как в СССР искали предателей, казнивших юных подпольщиков

Страна узнала о подвиге «Молодой гвардии» вскоре после того, как в феврале 1943 года был освобожден Краснодон. Одновременно с тяжелой работой по подъему тел молодогвардейцев из 58-метрового шурфа, куда их сбросили после жесточайших пыток еще живыми, началась и поисковая деятельность. Журналисты и писатели собирали сведения о борьбе юных подпольщиков, а следователи искали палачей.

По горячим следам

Троих из числа тех, кто участвовал в расправе над молодогвардейцами, удалось установить и покарать еще до окончания войны. Имена этих троих: следователь вспомогательной полиции («Schutzpolizei»), состоявшей из коллаборационистов, Михаил Кулешов, тайный осведомитель полицаев Василий Громов и пасынок Громова Геннадий Почепцов.

Как известно, провал тайной организации произошел после того, как ребята ограбили машину с рождественскими подарками для немцев. Мальчик торговал на рынке сигаретами из этих подарочных наборов, его взяли и выбили из него показания на двоих молодогвардейцев. Они были арестованы, вслед за ними – другие… Громов, который знал, что его пасынок тоже состоит в рядах какой-то молодежной организации, стал запугивать парня. В результате Почепцов пошел в полицию и сдал всех, кого знал.

Самое обидное, что к этому моменту полицаи уже решили, что машину с подарками ограбили обычные воры, и собирались отпустить всех, всыпав им плетей, в соответствии с новыми порядками. Но донос Почепцова в корне изменил ситуацию. Стало ясно, что в руках у оккупантов и их пособников – члены той самой организации, которая развешивала листовки, красные флаги, проводила диверсии и поджоги.

Следствие вел Кулешов. До войны этот человек служил в адвокатской конторе Краснодона, и прослыл бездельником и пьяницей. Начальником его был Михаил Третьякевич, старший брат молодогвардейца Виктора Третьякевича. И он не раз выносил Кулешову взыскания за его поведение.

Кулешов лично подвергал молодогвардейцев пыткам и издевательствам. Когда началось расследование его собственных преступлений, он нашел возможность отомстить своему обидчику, заявив, что это Виктор Третьякевич испугался побоев и выдал всех.

Следствие по делу этих троих завершилось к началу осени 1943 года. Все были приговорены к расстрелу. Приговор привели в исполнение публично.

Судьбы «перевертышей»

Еще двое палачей юных краснодонцев оказались «перевертышами», и поиски их по этой причине изрядно затянулись.

Василий Подтынный начал войну в звании лейтенанта РККА. Очень быстро сообразил, на чьей стороне сила, и сдался врагу. Немцы сделали его сначала комендантом полицейского участка в Первомайке, а затем за усердную службу назначили заместителем начальника Краснодонской полиции. Именно Василий Подтынный руководил арестами молодогвардейцев и пытал ребят.

Подтынному удалось уйти из Краснодона вместе с отступающими немцами. Он служил им еще некоторое время, принимал участие в других карательных акциях. Но ближе к окончанию войны понял, что немцам служить больше невыгодно. Подделал документы, и встретил РККА на территории освобожденной Одесской области. В 1944 году он был призван в Красную армию, неплохо сражался, имел награды и ранения. Неудивительно, что арестовали его лишь спустя 16 лет в Донецке, где он осел после войны. Туда приехали для закупки скота несколько жителей Краснодона, которые и опознали негодяя. Кстати говоря, именно он сообщил во время следствия о том, что Третьякевич никогда не был предателем.

Еще один палач-перевертыш – Иван Мельников. До войны он работал на шахте, а когда пришли немцы, добровольно пошел к ним на службу. Полицай Мельников был в числе самых рьяных истязателей молодогвардейцев. Он избивал их палкой и плетью, подвешивал девушек за косы, прижигал раны раскаленным железом и выкалывал глаза. И он же был среди тех, кто сбрасывал полуживых после пыток подростков в шурф шахты.

Из Краснодона он ушел вместе с немцами. На территории Молдавии он сумел перейти к нашим, скрыв, разумеется, свое сотрудничество с оккупантами. Его призвали в РККА, и он служил до конца войны, и даже получил медаль. После войны он осел в Одесской области. Арестовали его лишь в 1965 году, после того, как его случайно встретила на рынке и опознала одна из жительниц Краснодона.

Оба перевертыша были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу.

Как палач ушел от возмездия

Найти и покарать, к сожалению, удалось не всех. Один из главных виновников мученической гибели молодогвардейцев – начальник Краснодонской вспомогательной полиции Василий Соликовский – спустя 30 лет умер в Бразилии свой смертью. У этого человека была богатая биография. В годы Гражданской он служил у Петлюры, когда на Донбасс пришла советская власть, сумел устроиться заведующим шахтой. И в годы оккупации вновь недурно устроился – стал начальником вспомогательной полиции.

Из Краснодона он сбежал вместе с отступающими немецкими частями, перебрался за границу. После войны какое-то время жил то в Италии, то в Австрии, а когда понял, что бывших пособников нацистов успешно ищут и изобличают, уехал за океан. Сначала какое-то время жил в США, а после перебрался в Бразилию.

А что стало с немцами?

Советское правосудие настигло и немцев, причастных к расправам над молодогвардейцами. Их начали разыскивать, как только жители Краснодона назвали их имена следователям. В советских лагерях для военнопленных были найдены жандармы Отто Шен, Отто Дрецитц, Гидо Шрупперт, Вальтер Айхгорн, Эрих Шредер, Якоб Шульц. Затем отыскали и капитана жандармерии Эрнста-Эмиля Ренатуса, который отдал распоряжение о казни.

Этих людей судили и приговорили к разным срокам заключения – от 15 до 25 лет. Ренатус умер к колонии, а остальных в 1955 году передали правительству ГДР.