Wikipedia

Парад Победы 1965 года: каким несуществующим оружием СССР так напугал США

Первый парад Победы, как известно, состоялся 24 июня 1945 года. Он запомнился своим поистине грандиозным размахом и особым чувством всенародного ликования, связанным с окончанием страшной войны.. По Красной площади тогда промаршировало 40 тысяч военнослужащих (причем, саперы провели даже собак из минно-розыскной службы) и проехало почти 2 тысячи единиц военной техники. На зрителей и участников огромное впечатление произвели и два маршала – Жуков и Рокоссовский – верхом на великолепных конях, и прохождение по площади наиболее отличившихся бойцов от каждого фронта, и, наконец, кульминация парада – низложение немецких знамен к подножию мавзолея.

Следующий парад Победы состоялся спустя целых 20 лет, в 1965 году. И он тоже запомнился многими необычными деталями.

Это сейчас нам кажется, что парад в День Победы – привычное дело. В советское время традиции проводить парады именно в этот праздник не было. Более того, даже сам День Победы был выходным днем далеко не всегда. В самый первый раз 9 мая был объявлен нерабочим днем 8 мая 1945 года.

Это и неудивительно. Долгих четыре года народ на фронте и в тылу не знал ни дня отдыха, и было бы неправильно 9 мая, на следующий день после объявления о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, прозвучавшего по радио, отправить людей к станкам, будто ничего и не случилось. Нерабочим 9 мая был и в 1946, и в 1947 годах. Более того, нерабочим днем было и 3 сентября – день победы над Японией.

Парадов в эти дни не проводили, традиционным «парадным» днем еще с довоенных времен в СССР было 7 ноября – годовщина Октябрьской революции. В Дни Победы проводились митинги и торжественные собрания.

В 1948 году Президиум Верховного Совета СССР постановил «считать день 9 мая – праздник Победы над Германией – рабочим днем». То есть, праздником он оставался по-прежнему, но выходного в этот день не было. Однако, по радио звучали торжественные речи, всюду вывешивали флаги, на предприятиях проходили собрания, играла музыка – и все отлично знали, какая сегодня дата. Кроме того, в крупных городах в этот день производились залпы артиллерийского салюта.

Объяснение тому, что День Победы стал рабочим, достаточно понятное: страна лежала в руинах после войны, и нужно было прилагать огромные усилия, чтобы восстановить разрушенное хозяйство. Праздничных дней тогда было не так уж много – 23 февраля, 8 марта, например, тоже были рабочими, да и трудились люди не пять, а шесть дней в неделю, отдыхая лишь в воскресенье.

Иногда, впрочем, можно прочесть о том, что Сталин, якобы, так сильно боялся, что Жуков отнимет у него власть, что постарался вытравить у народа память о Победе. Но это предположение по очевидным причинам кажется надуманным.

Второй раз парад, посвященный Победе, состоялся спустя двадцать лет после окончания войны, в 1965 году. К этому времени страна была уже не той, что в послевоенные годы. Города не лежали в развалинах, наладилась работа промышленных предприятий и сельского хозяйства, давным-давно отменили систему талонов на продукты, в душах фронтовиков зарубцевались раны, связанные с войной. Более того, выросло целое поколение молодежи, для которой война была уже фактом истории, а не биографии.

Одним словом, Брежнев, и сам фронтовик, решил сделать то, чего от партии давно добивались трудящиеся, писавшие письма еще Хрущеву: вернуть Дню Победы статус всенародного праздника, объявив его выходным днем. Кроме того, в ознаменование 20-летия Победы над гитлеровской Германией было решено провести на Красной площади военный парад.

Это было чрезвычайно масштабное зрелище. По количеству участвовавших войск этот парад не уступал знаменитому параду 1945 года. По брусчатке Красной площади прошли военнослужащие Московского гарнизона и курсанты военных училищ. Почти треть участников парада составляли фронтовики.

Самым, вероятно, волнующим моментом этого парад стал вынос Знамени Победы. Это случилось впервые за 20 лет. Знаменосцем был участник штурма рейхстага, герой Советского Союза полковник К. Я. Самсонов. Ему ассистировали сержант М. А. Егоров и младший сержант М. В. Кантария, имена которых были в то время известны каждому школьнику в СССР, поскольку это именно они водрузили Знамя Победы над рейхстагом 1 мая 1945 года.

Этот парад транслировался по телевидению. Помимо парада, празднование 20-летия Победы ознаменовалось открытием мемориала в Александровском саду (могила Неизвестного солдата), началом традиции присваивать городам статус города-героя, повышением пенсий и выплат участникам Великой Отечественной и т.д.

Но не только многочисленностью войск, не только шествием ветеранов и выносом Знамени Победы был отмечен парад 1965 года. Дело в том, что он насмерть напугал руководство США. Наряду с образцами прочей военной техники по Красной площади провезли межконтинентальные ракеты 8К713, 8К96 и 8К99. Эти ракеты были разработаны в конструкторском бюро Королева в рамках проекта ГР-1 (Глобальная ракета-1). Дальность их полета составляла 40000 километров – длина экватора. Понятно, что такая штука могла доставить термоядерную начинку в любую точку США. И в Белом Доме, где до сих пор считали, что СССР еще очень долго такой техники не создаст, всерьез забеспокоились.

Впрочем, гости из-за океана, присутствовавшие на параде, разумеется, не знали, что по Красной площади провезли лишь макеты этого чудовищного оружия. Дело в том, что в КБ-1 для проведения испытаний на прочность изготовили 5 пустых корпусов. К моменту проведения парада все испытания были позади и ракеты были практически готовы. Пустые корпуса можно было сдавать на металлолом. Однако, возникла идея показать их наряду с другой военной техникой. Пусть американские «друзья» призадумаются. Идея сработала. В НАТО был немедленно созван экспертный совет. Повертев снимки так и эдак, эксперты сошлись во мнении, что по Красной площади были провезены настоящие боевые ракеты.

В результате правительство США вернулось к «Договору о космосе», проект которого был предложен СССР за несколько лет до этого. Предлагалось объявить космос общим достоянием, не деля его на зоны влияния. США согласились подписать этот Договор с условием внести в него пункт о запрете использования космического пространства для доставки ядерного оружия. Согласие СССР было получено, и ракеты, так напугавшие американских гостей на параде, так и остались на уровне макетов и разработок, хоть и весьма близких к воплощению.