Pеcпyблика Poccoнo: государство советских дезертиров на оккупированной немцами территории

Во время Великой отечественной войны на оккупированных гитлеровцами территориях то и дело возникали небольшие республики. Их создатели наделись, что им удастся уцелеть в войне да еще и обогатиться, став владельцами земель и латифундий. свои действия они оправдывали тем, что якобы «искали третий путь, без фашизма и советов». Их мечатм не суждено было осуществиться, потому что фашизм, как и все, что давало ему пищу, должен был стерт с лица земли, а большинство членов правительств таких республик оказывались полицаями, пособниками гитлеровцев и коллаборационистами. одной из таких образований стала провозглашенная республика Россоно, получившая название в честь ближайшего города россоны на севере Белоруссии, который должен был стать её центром; в республику вошли два района Калининской области: Идрицкий и Бежаницкий.

История Россоно изучена мало – есть два источника, заслуживающих относительного доверия – это исторические труды преподавателя протестансткой семинарии Игоря Ермолова и мемуары офицера Абвера Дмитрия Карова (он же Кандауров), который описывает жизнь русских в оккупации почти как рай на земле (опубликовано в сборнике «Под немцами, составитель К. Александров), он же написал «Партизанское движение в СССР в 1941–1945 гг».

Крестьяне снова против помещиков

Согласно мемуарам Карова, республика Россоно появилась весной 1942 года, после того, как немцы стали возвращать немецким помещикам земли, экспроприированные после революции. Это вызвало возмущение местных крестьян, которых немцы поначалу успокоили обещаниями раздать по наделу земли, дать возможность выйти из колхоза и обложить «справедливым» налогами.

Работать на помещиков, да еще на немецких, вкусившие советской власти крестьяне не хотели, и очевидно, поэтому на первых порах поддержали организацию республики.

К весне 1942 года на земли древнего Пскова уже приехали восемь германских помещиков: Адольф Бек получил от фюрера право создать латифундию в Дновском районе на месте совхоза «Гари», в которую должны были войти 6 000 га земли, 14 деревень, 1 000 крестьянских хозяйств, – отныне они должны были работать на немца. еще один помещик – барон Шауэр получил возможность обустроить поместье в Порховском уезде, на просторах совхоза «Искра», позже он устраивал публичные порки работниц, – об этом сообщал саратовский журнал «спутник агитатора», издавший в 1943 году выпуск «Смерть рабовладельцам». Сюда же должны были приехать потомки барона Врангеля фон Губенталя и помещика Рыка.

В Россоно было правительство, налоги и реформы

Недовольство населения возглавили две примечательные личности, успевшие послужить гитлеровцам: латыш, бывший эсэр Николай Либих (он же Карл Либик) и начальник идрицкой полиции, эсэр Степан Грязнов. Оба ненавидели Советы: Либих был сослан на три года за принадлежность к эсэрам, а Грязнов, окончивший 6 классов, получил три года «за антисоветскую агитацию», обоим было запрещено жить в городах, так они оказались в глуши. Позже к ним присоединился учитель рисования из Калининграда анархист Мартыновский, который до войны сидел за растрату, об этом сивдетельсвует историческая справка на сайте Идрицы.

Кроме них, основу Россоно составили коллаборационисты и дезертиры Красной армии, окруженцы и бывшие партизаны, промышлявшие грабежами и налетами. Идеология была такова: социализм без советов и без фашистов. На самом деле это была мешанина из утопизма, социализма и национализма.[С-BLОСK]

Первоначальный план новых вождей взять районный центр Идрицу под контроль провалился: немцы легко отбили атаку, и тогда Грязнову и Либиху пришлось увести отряд в глушь, в болота – здесь, среди 20 деревенек, в которых жило 15 000 русских крестьян, они и основали свою республику.

Вчерашние полицаи всерьез считали, что могут уцелеть в войне и к организации республики приступили серьезно: хотели провести земельную реформу – каждый крестьянин имел право на 2,5 га земли, многодетные семьи могли бы получить по 15-20 гектаров, налог составлял 20% от урожая, плюс каждый взрослый должен был два дня в неделю трудиться на республику, расчищая дороги и ремонтируя школы, – об этом пишет исследователь Роман Ершов в статье «Зеленые во время войны». Каждая деревенька управлялась Советами, бургомистром стал Либих, а Грязнов возглавил подобие кабинета министров. Прослышав о Россоно, в глушь стали стекаться дезертиры, в том числе из немецких частей, и к январю 1943 года отряды Россоно насчитывали от 1 000 до 10 000 штыков и стали грабить города, совершать налеты на интендантские поезда немцев.

От социализма — к бандитизму

Конец вольнице пришел быстро: в начале 1943 года немцы провели крупную операцию против партизан и Россоно, в ней было задействовано10 полицейских батальонов: латыши, литовцы и ураинцы, которые огнем прошлись в том числе и по территории республики; всего было убито и сожжено заживо 15 000 человек.

Грязнов и Либлих были убиты, причем один из них — партизанами, остатки отряда в 200–250 человек под командованием Мартыновского ушли в дебри, где начали бандитствовать, грабя крестьян и нападая на партизанские отряды; судьба анархиста неизвестна, но скорее всего, он умер, раненый в грудь советской разведчицей Ниной Дундуковой, которая входила в отряд НКВД, прибывший ликвидировать банду Мартыновского. Остатки банды были уничтожены советскими войсками в августе 1943 года: сначала по расположению бандитов отбомбились советские бомбардировщики, а затем в болота был высажен мощный партизанский десант, который и добил озверевших предателей.

Так окончилась история республики Россоно.