«Письмо тотемами»: что зашифровал Ленин в своём послании

По мнению Игоря Прокопенко, автора книги «Советский Союз: мифы и реальность», страсть к конспирации у Владимира Ильича проявилась еще в детстве. И в самом деле в возрасте 12 лет Ленин отправил своему приятелю Борису Фармаковскому письмо, составленное из тотемных символов, которое не могут расшифровать даже современные ученые.

Дружба с Фармаковским

Как пишет Александр Клинге в своей книге «Ленин. Самая правдивая биография Ильича» со ссылкой на слова одноклассника Ленина по фамилии Наумов, в детстве будущий вождь не имел близких друзей среди гимназистов. Юный Владимир отличался холодностью и скрытностью, поэтому пользовался, скорее, не любовью одноклассников, а уважением. Однако приятели у Ульянова все-таки были, пусть и не в гимназии. Известно, что Ильич тесно общался с Николаем Стржалковским и Борисом Фармаковским. Они оба являлись детьми коллег отца Ленина. В частности, Фармаковский-старший работал в дирекции Народных училищ, возглавляемой Ильей Ульяновым.

Благодаря Борису Фармаковскому историкам стали известны многие эпизоды из детства Владимира Ильича. Так, Фармаковский утверждал, что Володя очень любил играть в индейцев. Подтверждал это увлечение брата и Дмитрий Ульянов. Как вспоминал Дмитрий Ильич, слова которого приведены в книге Анатолия Иванского «Молодой Ленин», Владимир и его сестра Ольга читали книги про индейцев и вдохновленные ими разыгрывали различные сцены из индейской жизни. Нередко они принимали в игру и Дмитрия, и Бориса Фармаковского. Впрочем, последний недолго составлял Ульяновым компанию: в 1881 году он уехал из Симбирска.

Переписка между семьями

Именно тогда отец Бориса Владимир Фармаковский получил новое назначение на должность директора народных училищ Оренбургской губернии. Тем не менее Ульяновы и Фармаковские не теряли связь друг с другом. Первое время, если верить Жоресу Трофимову, автору книги «Ульяновы и их современники», члены обеих семей обменивались письмами ежемесячно. Причем Илья Николаевич и Мария Александровна Ульяновы, которые всякий раз просили супругов Фармаковских передать привет и их детям, сами принимали живое участие в том, чтобы между ребятами тоже поддерживалась переписка. И переписка действительно была довольно активной, в особенности между Борисом и Володей.

Интересно, что последний проявлял изобретательность в этом деле. Так, однажды, как указано в книге «Фонд документов В. И. Ленина» (1984 г.), Борис Фармаковский получил от 12-летнего Владимира Ульянова не совсем обычное письмо. Оно представляло собой кусок бересты 17x8 см, на котором Ленин с помощью красок изобразил нечто, похожее на индейские письмена. Володя озаглавил свое послание «Письмо тотемами» и попросил отца отправить бересту вместе с письмом, адресованным Ильей Николаевичем Владимиру Фармаковскому. Юному Ильичу так не терпелось продолжить эту игру в индейцев по переписке, что, не получив ответа через несколько дней, он потребовал от отца добавить в качестве постскриптума в очередном послании к Фармаковскому-старшему: «Володя ждет от Бориса обещанного письма».

Расшифровка послания

Возможно, промедление со стороны Бориса Фармаковского объяснялось тем, что он попросту не мог расшифровать «берестяное» письмо Владимира Ульянова. Вот и Игорь Прокопенко, автор книги «Советский Союз», утверждает, что даже современные ученые до сих пор не разгадали тайну послания юного Ленина. А Р. В. Паль в книге «Человек придумал книгу» вспоминает, что в свое время газета «Пионерская правда» объявила конкурс для читателей, которые должны были предложить свои варианты расшифровки «Письма тотемами». В редакцию издания посыпалась почта со всех уголков страны, но послание так и осталось непрочитанным. Однако помимо пионеров Ленинской берестой заинтересовался и кандидат технических наук Виктор Истрин.

Свою расшифровку Истрин впоследствии дал в книге «Возникновение и развитие письма». По мнению Виктора Александровича, изображенные Ульяновым самовар, рак, аист и другие рисунки, скорее всего, обозначали шутливые прозвища самого Владимира Ильича и его товарищей по играм. Линии, ведущие от перечисленных предметов к человеку с черной бородой, символизировали просьбу, направленную бородачу. Дети, по замыслу Володи, просили у взрослого еды. В подтверждение данной версии можно привести рассказ Дмитрия Ульянова о том, что во время одной из игр в индейцев Ильич отправил его за хлебом с солью, чтобы они подкрепились после удачной «охоты».