17/06/21
Почему Андропов выдавал себя за донского казака

Юрий Владимирович Андропов — одно из самых загадочных первых лиц советского государства. Несмотря на то, что бывший руководитель КГБ провел в должности генсека всего 15 месяцев (меньше него у власти находился только Черненко), его биография до сих пор изобилует большим количеством пробелов и белых пятен. Андропов также запомнился как весьма неоднозначная личность: гроза тунеядства и инакомыслия в делах государственных, но при этом скромный интеллигентный человек в личном общении, питающий слабость к чтению, музыке, стихам. Какие же тайны унес с собой Юрий Андропов, человек, который имел все шансы изменить курс дальнейшего развития СССР?

Начало карьеры

Достоверно известно, что будущий генсек появился на свет 15 июня 1914 года на станции Нагутская в Ставропольской губернии. Затем вместе с матерью перебрался в Моздок где жил до 1932 года. Окончив школу-семилетку, некоторое время ходил по Волге в должности штурвального. Уже тогда юноша отличался железной дисциплиной и согласно характеристике капитана судна, за все время пребывания на теплоходе безупречно выполнял свои обязанности. В Ярославле Андропов встретил свою жену, Нину Енгалычеву, а спустя некоторое время в браке появились двое детей.

В 1937 году Андропов был принят в ряды партии. Из-за серьезных проблем со здоровьем (плохое зрение и сахарный диабет) был снят с воинского учета и в отличие от многих партийных деятелей непосредственного участия в военных действиях не принимал. Война застала Андропова в недавно образованной Карело-Финской ССР, где он на тот момент возглавлял ЦК ЛКСМ. Тем не менее к его заслугам можно по праву отнести организацию партизанского движения в Карелии, главным образом состоявшего из представителей финно-угорских народов — карелов, финнов, вепсов. Любопытен и тот факт, что если бы не заступничество Андропова, все эти народы могла ожидать судьба крымских татар. Первый секретарь смог убедить центр, что коллаборационизм среди коренного населения если и имел место, то носил сугубо спорадический характер, а также активно продвигал материалы о подвигах местных народов в годы войны. В итоге из финно-угров депортации подверглись только ингерманландские финны, проживавшие в Ленинградской области. Участвовал Андропов и в послевоенном восстановлении Петрозаводска. Со столицей Карелии связан и еще один этап личной жизни первого секретаря: здесь он познакомился со своей второй женой, Татьяной Лебедевой, которая также подарила ему двоих детей.

Следующей важной вехой в карьере Андропова стала работа в МИДе. В 1953 году он был отправлен в Венгрию, где более трех лет занимал должность Чрезвычайного и полномочного посла СССР. Событием, которое разделило жизнь семьи Андроповых на до и после, стало восстание 1956 года. Тогда сам посол дважды чуть не погиб от пуль восставших, а жена и дети навсегда получили тяжелые психологические травмы. Ведь показательные казни коммунистов проводились прямо перед окнами советского посольства в Будапеште. Но Андропов в долгу не остался. Его активное участие в подавление восстания стало тем трамплином, который возвел Чрезвычайного Посла на советский Олимп.

Серый кардинал

В 1967 году карьера Андропова сделала крутой вираж: последовало назначение в КГБ. Советский политический деятель Георгий Шахназаров в своих мемуарах приводит интересную трактовку дальнейшей судьбы Андропова. Дескать, Брежнев, обеспокоенный его популярностью, принял решение, которое сразу убивало двух зайцев. Назначение Андропова в КГБ позволило бы одновременно и отодвинуть в тень конкурента, и доверить руководство спецслужбами действительно ответственному и порядочному человеку. Все именно так и вышло: Андропов оставался на своем посту 15 лет и за этот период превратил КГБ в одну из самых мощных спецслужб в мире.

Доподлинно неизвестно, действительно ли Брежнев «сослал» конкурента в КГБ, но Андропов все-таки оказался в кресле генерального секретаря. Однако в 1982 году он был хоть и не очень старым по партийным меркам, но уже весьма больным человеком. К изначально слабому здоровью прибавилась и почечная недостаточность, приобретенная во время войны в Карелии. И все же новый руководитель СССР с энтузиазмом взялся за дело, решив навести в стране порядок. Первым делом Андропов взялся за трудовую дисциплину. Главной приметой времени стали облавы в кинотеатрах и магазинах для выявления «прогульщиков». Остро встал вопрос и о противодействии коррупции. Были смещены десятки директоров крупных универмагов. Дотянулись руки Андропова и до национальных окраин: в Узбекской ССР возбудили порядка 800 уголовных дел, положив конец так называемой «хлопковой мафии».

Не скрывал новый генсек и планов по экономическим реформам, которые, разумеется, требовали обновления управленческого аппарата. Именно в результате андроповских чисток на политическом небосклоне появились Михаил Горбачев, Николай Рыжков и Гейдар Алиев. Однако болезнь помешала Андропову от теории перейти к практике. 9 февраля 1984 генеральный секретарь СССР скончался после длительной болезни. Можно много рассуждать на тему того, что стало бы с СССР, проживи Андропов на несколько лет дольше. Весьма популярно мнение, что привнесение рыночных элементов прошло бы более плавно и органично и не привело бы к развалу страны. СССР бы пошел по пути сегодняшнего Китая. Однако одному человеку невозможно круто изменить ход экономических и исторических процессов. Так что с большой долей вероятности можно утверждать, что реставрация капитализма в СССР была неминуемой.

Тайны генсека

И все же, что не так с ранней биографией Андропова? Откуда черпают вдохновение любители конспирологии, которые регулярно записывают генсека то в греки, то в евреи, то обнаруживают среди его предков белогвардейцев или купцов 1-й гильдии? Как известно, для вступления в партию кандидату требовалось не только обладать определенными заслугами, но и иметь безупречное социальное происхождение. Так и Андропову пришлось в 1937 году изложить Ярославскому обкому комсомола всю подноготную. Итак, вот что сам он пишет о своих родителях.

Отец происходит из донских казаков. Работал на станциях Северо-Кавказской железной дороги, а в 1919 году умер от сыпного тифа. Мать — сирота, взятая на воспитание в семью финляндского еврея Флекенштейна (и взявшая его фамилию), который скончался в 1915, так и не оправившись от погрома, уничтожившего его часовую мастерскую. И все же спустя несколько лет обнаружилось, что сведения в анкете и в предоставленной автобиографии не совпадают. Действительно, Андропов указал разные должности своего отца и даты смерти матери.

В объяснительной Андропов утверждал, что анкету для вступления в партию и автобиографию составлял в разное время, уточнив у своего отчима некоторые детали. Но видимо, уже тогда ходили всевозможные слухи о его неправильном происхождении. Ведь все в той же объяснительной Андропов пишет: «Категорически утверждаю, что отец мой ни в царской, ни в белой армии не служил и дела с ними не имел». Также он опровергает всякую причастность матери к купечеству, дескать, торговала, но к купцам не относилась и поражена в правах после революции не была. О том, поверили молодому Андропову или нет, можно судить по его дальнейшей карьере. Слабо верится, что человек с сомнительным прошлым мог провести большую часть своей жизни на руководящих должностях.