27/06/21
Почему главный палач СССР не любил отечественные пистолеты

Эпоха «большого террора» — одна из самых страшных страниц русской истории в XX веке. По разным подсчетам в 1937—1938 годах было осуждено более 1 миллиона 300 тысяч человек, из них расстреляно было более 600 тысяч. Число приговоренных к высшей мере наказания в различных исследованиях приводится различное. Так, историки В.Н. Земсков и В.З. Роговин приводят цифру 681 692 человек, а согласно справке Генпрокуратуры СССР по приговорам «троек» было расстреляно 642 980 человек. Есть и другие исследования, но общий порядок цифр именно таков.
И по меньшей мере 10 000 из них лично расстрелял главный палач НКВД – Василий Михайлович Блохин.

Жизненный путь

Палач во все времена и во всех странах был фигурой малосимпатичной. Тем не менее, раз уж приговор вынесен, то кому-то надо приводить его в исполнение. Возможно, именно так рассуждал выходец из крестьянской семьи во Владимирской области Василий Блохин, начиная свою карьеру в органах. Должность его называлась «комендант административно-хозяйственного управления НКВД СССР». Наименования «палач» в номенклатуре должностей сотрудников органов, понятное дело, не было. Но работа такая была, и Василий Блохин выполнял ее хорошо.
Расстрелами он руководил с 1926 по 1953 год. Начинал служить при Ягоде, отлично зарекомендовал себя при Ежове. Берия, сместив Ежова и прекратив вакханалию расстрелов, принялся «зачищать» весь прежний состав НКВД. Блохин привлек его внимание тем, что в свое время был близок к некоему Буланову, осужденному как «враг народа». По тем временам, этого факта было более чем достаточно для того, чтобы Блохин и сам оказался в «расстрельных списках». Но вождь думал иначе. На следствии Берия показал: «Со мной И.В. Сталин не согласился, заявив, что таких людей сажать не надо, они выполняют черновую работу…».
Блохин остался в органах на прежнем месте. За свою службу он был осыпан наградами: 7 орденов, среди которых и орден Ленина, и орден Красного Знамени, и «Знак почета», звание генерал-майора, значки «Почетный работник ВЧК-ГПУ».
Сразу после смерти Сталина Блохин, которому исполнилось 58 лет, был отправлен на пенсию «по состоянию здоровья». В 1954 году его лишили звания генерал-майора. В 1955 году он умер. Есть версия, что Блохин застрелился.

Отношение к делу

Василий Блохин, как уже было сказано, не только руководил расстрельными командами, он лично приводил приговоры в исполнение. Сохранились описания того, как этот человек готовился к выполнению своих обязанностей.
Начальник Калининского областного управления НКВД генерал-майор Дмитрий Токарев: «… Мы пошли. И тут я увидел весь этот ужас... Блохин натянул свою специальную одежду: коричневую кожаную кепку, длинный кожаный коричневый фартук, кожаные коричневые перчатки с крагами выше локтей. На меня это произвело огромное впечатление — я увидел палача!».
Писатель-документалист, близко знавший многих сотрудников КГБ СССР Теодор Гладков: «В швейной мастерской административно-хозяйственного управления НКВД Блохину сшили по его заказу длинный, до самого пола, широкий кожаный фартук, кожаный картуз и кожаные перчатки с раструбами — чтобы не забрызгивать кровью одежду».
Приводить приговоры в исполнение Блохин предпочитал не из «ТТ» или «нагана», которые были на вооружении у сотрудников НКВД, а из немецкого «вальтера». Военные историки считают, что это мог быть Walter PPK с магазином емкостью в 7 патронов калибра 7,65. Этот пистолет Блохин ценил за его надежность. Отечественные марки были слишком мощными и при "работе" брызги разлетались во все стороны, кроме того их механизмы быстро изнашивались от постоянной нагрузки.
Среди людей, в отношении которых Блохин лично исполнил смертный приговор,  такие знаковые личности, как Тухачевский, Якир, Уборевич, Эйхе, Ежов, Фриновский, Кольцов, Бабель, Мейерхольд и другие.

Как Блохин проявлял себя в быту

После исполнения приговоров Василий Михайлович устраивал попойку для своих помощников, после чего отправлялся домой. На отдых.
Каким был главный палач страны в домашней обстановке? Судя по редким свидетельствам, жить с ним под одной крышей было сложно. Домработница в семье Блохиных Шура Тихонова рассказывала, что он был человеком грубым и жестоким, со службы возвращался под утро, как правило, очень пьяный. Иногда в присутствии членов семьи мог начать рассказывать о том, чем именно он занимается, особенное внимание уделяя подробностям.
Соседи по дому, где доживал свой век Василий Блохин, отзывались о нем, как о человеке нелюдимом и мрачном. Иногда он садился поиграть в домино с другими пенсионерами, но желающих составить ему партию было немного. Глаза Блохина при малейшем споре начинали наливаться кровью от сдерживаемой ярости.
Теплое, доброе чувство вызывали у Блохина, пожалуй, только лошади. Он очень любил этих животных, читал о них, собирал книги. В его домашней библиотеке было почти 700 томов о коневодстве и о лошадях вообще.