Почему после нападения Гитлера в немецких газетах было запрещено печатать карту СССР целиком

Рассказывают, что перед самым началом войны против СССР какой-то немецкий генерал дома, в сильнейшем возбуждении, ругал фюрера за его план нападения на СССР. Матушка генерала попросила географический атлас и долго всматривалась, изучая очертания нашей страны. Наконец, она подняла голову и спросила у сына: «Скажи, Хайнц, а фюрер видел эту карту?».

Разумеется, это не более, чем байка, но байки тем и хороши, что они, хоть не без прикрас, описывают истинное положение дел.

Гитлер-то карту СССР, разумеется, видел, и не раз. Но большинство немецких обывателей, так же, как и рядовые вермахта и младший офицерский состав, истинные масштабы нашей страны представляли себе лишь в самых общих чертах.

О чем писали немецкие газеты в первые месяцы войны

Немцы узнали о том, что их страна напала на СССР лишь спустя неделю после начала войны – 29 июня 1941 года. В этот день по радио под мощные звуки отрывка из «Прелюдии» Листа, получившего неофициальное название «Русские фанфары», голос диктора сообщил: «Советские военно-воздушные силы полностью уничтожены!». Далее были перечислены победы немецких войск, занятые города, взятые в окружение боевые подразделения противника и т.д. Газеты не отставали. В них также были опубликованы списки павших под натиском вермахта городов, даны сильно завышенные цифры потерь советских войск и т.д. На головы немцев обрушился целый ливень из пропагандистских текстов, не содержащих никакой аналитики. В том числе не было напечатано никаких карт и схем, которые помогли бы рядовым бюргерам представить, что же творится на восточном фронте.

Вот некоторые заголовки лета 1941 года в главной немецкой газете того времени – «Фелькишер беобахтер»: «Хаос в советской армии», «Оборонная сила советской армии сломлена», «Германская армия преследует противника по всему фронту», «Развал дисциплины в советской армии», «Окончательная победа германской армии» и т.п.

Разумеется, ни в каких картах в этих условиях читатели «Фелькишер беобахтер» не нуждались. Все было и так понятно: немецкие войска вот-вот будут в Москве и одержат сокрушительную победу. А публиковать карту, отражающую истинные размеры страны, которую немцы намеревались захватить – лишь зря беспокоить невежественных обывателей.

Ситуация с картами на фронте

Как ни странно, в действующей армии ситуация была хоть и лучше, но ненамного.

Гитлер вполне серьезно, об этом свидетельствует знаменитый план «Барбаросса», намеревался захватить европейскую часть СССР за два месяца. Это, кстати говоря, одна из многих причин того, почему Сталин не верил в нападение Гитлера именно летом 1941 года. Разведка доносила, что немецкие войска снабжены лишь летней формой одежды. Сталин просто поверить не мог, что Гитлер намеревается управиться с нашей страной за такой короткий срок.

Разумеется, уверенность Гитлера в скорой победе была основана и на его предшествующих успехах в Европе (Франция была побеждена за 44 дня, Польша – за 35, Голландия – за 5 дней), и на убежденности в превосходстве немецкой армии над «полудикими азиатскими ордами», и на многих других факторах. Но не последнюю роль в этом сыграла и плохая осведомленность о том, что в действительности ожидает армию рейха в России: какие там дороги, ландшафт, прочие географические условия. Немцы не располагали нормальными картами страны, на которую напали. А. Шаравин, действительный член академии военных наук, директор института политического и военного анализа, в интервью, данном в 2009 году, сказал, что к моменту начала войны немецкие карты территории СССР были на порядок хуже советских. Их знания о наших просторах были во многом основаны на военных картах, добытых еще в годы Первой Мировой войны.

Известно, что наиболее вменяемая часть немецкого генералитета была против нападения на СССР, во всяком случае, против того, чтобы нападать в 1941 году. Рассказывают, что Гудериан, когда получил план нападения вместе с картой, просто не поверил своим глазам.

Офицеры немецкого Генштаба были совершенно не готовы решать вопросы логистики, с которыми столкнулись на дорогах Украины, Белоруссии, России. Немцы никак не могли предусмотреть и того, что в их тылу будут действовать партизаны, которые, взрывая железнодорожное полотно, разрушат всю систему коммуникации, солдаты рейха не были готовы к боевым действиям в лесах, и т.д.

Вот несколько высказываний участников нападения на СССР.

Солдат И. Видер: «Для русского солдата не существует естественных препятствий: в непроходимом лесу, болотах и топях, в степи он чувствует себя как дома. Он переправляется через широкие реки на самых элементарных подручных средствах, он может повсюду проложить дороги. В несколько дней русские строят многокилометровые гати через непроходимые болота».

Генерал фон Меллентин: «… русские свободно передвигаются ночью в тумане, через леса и болота. Они не боятся темноты, бесконечных лесов и холода…».

Генерал Блюментрит: «Западные понятия о непроходимости местности для русских имеют лишь очень ограниченное значение».

Министр пропаганды Геббельс: «Я не понимаю, почему русские на размытых дорогах продвигаются вперед, а немцы застревают в грязи?!».

Непонимание немцами того, что ждет их в России стало, наряду с высоким мужеством и стойкостью нашего народа, одной из многих причин краха Третьего Рейха.