02/06/21
Почему российские корейцы были первым народом, который в СССР депортировали

Тема, касающаяся принудительного переселения корейцев с советского Дальнего Востока, долгое время оставалась под запретом. Только после распада СССР начали появляться материалы, раскрывающие мотивы властей.

Подальше от границ

Первые корейские переселенцы появились в России еще в первой половине 1860-х годов. Они рассчитывали спастись в «стране белого царя» от произвола собственных властей и решить вопрос нехватки пахотных земель и продовольствия. Исход корейцев на север резко усилился в 1910 году, после аннексии Корейского полуострова Японией.

После установления советской власти на Дальнем Востоке Москва стала проявлять обеспокоенность присутствием корейцев, число которых уже достигало трети всего населения Приморья. Стали разрабатываться программы по их отселению от границ оккупированной японцами Кореи в отдаленные районы Хабаровского края.

18 сентября 1931 года Япония вторглась в Маньчжурию, после чего резко увеличилась угроза военного конфликта Страны восходящего солнца с СССР. В советских газетах все чаще стали появляться материалы об агитационной деятельности японцев среди приморских корейцев и даже о появлении корейских шпионов, завербованных Токио. Эти убеждения крепли, несмотря на то, что корейцы считались злейшими врагами японцев.

Решение о выселении корейцев созрело к августу 1937 года. Постановление советского правительства гласило: «В целях пресечения проникновения японского шпионажа в ДВК... выселить все корейское население пограничных районов ДВК... и переселить в Южно-Казахстанскую область в районы Аральского моря и Балхаша и Узбекскую ССР... К выселению приступить немедленно и закончить к 1-му января 1938 года».

Спустя месяц появилось еще одно постановление, которое обязывало принудительно выселять этнических корейцев, проживавших или проходивших учебу в центральных областях СССР. Однако этот шаг уже сложно было объяснять шпионажем в пользу Японии ввиду удаленности ее границ. Накануне депортации органы НКВД провели масштабные репрессии среди представителей корейского населения, занимавших высокие должностные посты: была разгромлена корейская секция Коминтерна и арестованы почти все корейцы, имевшие высшее образование. Всего репрессиям подверглось свыше 2,5 тысяч советских корейцев.

В необжитый край

По донесениям сотрудников НКВД, выселение проходило без эксцессов, особых сложностей не возникало. Один и офицеров сообщал, что в подавляющей массе корейцы восприняли мероприятие спокойно, даже с одобрением, хотя и наблюдались отдельные проявления недовольства. Процесс, как и планировалось, удалось завершить к началу 1938 года.

Корейцам разрешалось брать с собой личные вещи и домашнюю утварь, правда сборы проходили в крайне сжатые сроки. Перед погрузкой у людей изымались паспорта. Для перевозки людей в литерных эшелонах как правило предоставлялось порядка 50 вагонов, в каждом из них размещались не более 6 семей (до 30 человек), а также группа агентов НКВД. Весь путь до Средней Азии занимал от 30 до 40 дней.

Вскоре стало ясно, что переселенцев отправили в необжитые районы Казахстана и Узбекистана. Первое время они вынуждены были размещаться где придется, чаще всего в наспех вырытых землянках. Долгое время корейцы были серьезно ограничены в правах, пока 2 июня 1945 года они не получили официальный статус спецпоселенцев. Всего было депортировано около 172 тысяч корейцев.

Переселенным лицам корейской национальности было разрешено перемещаться с места на место, но они могли делать это только в пределах территории среднеазиатских республик. Позднее значительная часть корейцев переселилась из Казахстана в Узбекистан, где условия для возделывания земель оказались лучше. В отличие от других депортированных народов, к примеру, крымских татар или ингушей, корейцы имели право поступать в высшие учебные заведения и занимать руководящие посты. Однако служить в Красной Армии им было запрещено. Впрочем, всеми правдами и неправдами корейцы все же одевали на себя красноармейскую форму, выдавая себя, к примеру, за киргизов.

Службу в армии корейцам заменяла другая военизированная организация – «трудармия», которая была встроена в структуру НКВД. В составе рабочих отрядов, колонн и строительно-монтажных частей в годы войны советские корейцы были призваны выполнять «принудительную трудовую повинность» наряду с представителями других национальностей – русскими, белорусами, украинцами, латышами, калмыками, башкирами, татарами.

Политическая и экономическая необходимость

Вопрос о причинах депортации корейцев с советского Дальнего Востока стал активно обсуждаться уже в перестроечное время. До сих пор историки спорят, являлось ли решение советской власти о выселении корейского населения просто актом бесчеловечности или оно было продиктовано реальной угрозой безопасности  государства. Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Николай Бугай полагает, что корейцы подверглись вынужденному переселению по так называемому превентивному признаку, по какому впоследствии переселялись немцы, курды, турки-месхетинцы, хемшилы и греки.

Очевидно, что к такой мере советские власти подтолкнуло вторжение Японии в Китай в июле 1937 года. Так как Корея официально входила в состав Японской империи в Москве всерьез опасались, что корейцы будут оказывать содействие врагу, с которым СССР пришлось схлестнуться уже в 1938 году. Доктор исторических наук Георгий Кан выражает мнение, что, переселяя корейцев, Советский Союз таким образом демонстрировал твердость своих союзнических отношений с Китаем, который в лице корейцев также видел опасность японского шпионажа.

По мнению видного советского и российского востоковеда Михаила Пака депортация корейцев стала своего рода уступкой императорской Японии, войны с которой Сталин, ввиду недостаточной подготовленности Красной Армии, всячески старался избежать. Подобной уступкой, к примеру, была продажа фактически за бесценок Японии прав на КВЖД. Как пишет советский дипломат Леонид Кутаков в книге «История советско-японских дипломатических отношений», «продажа магистрали стала необходимостью, а не миролюбивым шагом».

Известны и другие причины депортации корейцев. Среди них: слишком тесная интеграция корейцев в политическую, экономическую и культурную жизнь Дальневосточного края, что вызывало обеспокоенность центральных властей; основание в районах компактного проживания корейцев Еврейской автономной области, что могло повлечь требования о создании Корейской автономной области.

Серьезно историками обсуждается и экономическая причина переселения корейцев в Среднюю Азию – необходимость освоения целинных земель — то, с чем могли бы справиться трудолюбивые и усердные корейцы. Важно отметить, что в 1931-33 годах Казахстан охватил сильнейший голод, унесший жизни более полутора миллионов человек. Дефицит трудовых ресурсов частично восполнили за счет корейцев, которые стали в этом деле первопроходцами.

Итоги

Выселение корейцев было тщательно продуманной и спланированной операцией, на которой власти опробовали механизм последующих массовых депортаций. Для «корё-сарам» (русскоговорящих корейцев) это одна из наиболее трагических страниц их истории. Реабилитация корейцев происходила одновременно с процессом развенчания культа личности Сталина в 1956-57 годах: были отменены многие законы, ущемлявшие корейцев в правах и им разрешено было вернуться на Дальний Восток. Правда остался негласный запрет на карьерный рост корейцев по партийной линии: они не могли получить должность выше уровня секретаря райкома, а в вооруженных силах – звание выше полковника.

После отмены ограничений корё-сарам предпочитали селиться в центрально-европейских районах СССР, и только малая часть вернулась в Приморье. В настоящее время в Российской Федерации проживает около 150 тысяч русскоговорящих корейцев, в Казахстане чуть больше 100 тысяч, в Узбекистане порядка 200 тысяч. Точку в деле насильственного переселения корейцев поставил Указ Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации российских корейцев», изданный 1 апреля 1993 года, который устанавливал порядок принятия корейцами российского гражданства.