Почему советские уголовники не называли друг друга «ребята»

Обращение «ребята» ко взрослым людям пришло в повседневную речь из армейского жаргона. Так в царской армии перевели слово «инфантерия» – название пехотных войск в Европе, позаимствованное Петром I для русской армии. Испанцы и итальянцы называли простых солдат infantes – то есть, в буквальном смысле — детьми. Так подчеркивался низкий чин пехотинцев. Русским командирам западные «инфанты» были чужды, поэтому заимствование использовали в самом первом значении – «ребята».

Именно как армейское обращение «ребята» воспринималось на протяжении столетий, вплоть до 1930-х годов ХХ века. А по блатным понятиям любое сотрудничество с государством, в том числе служба в армии – удел «сук». Поэтому обратиться к блатным на армейском жаргоне – все равно, что назвать их суками. Воры в законе такое обращение игнорировали.

Конечно, воровской закон нигде не прописан, но наглядным подтверждением такого отношения блатных к армейским чинам можно считать «сучьи войны», разгоревшиеся по всем зонам СССР после Великой Отечественной войны. В годы боев с немецко-фашистскими захватчиками часть зеков добровольно ушла на фронт, а вернувшись на зону, встретила враждебное отношение со стороны не воевавших воров в законе.

В рассказе Варлама Шаламова «Сучьи войны» авторитет так обращается к воевавшему зеку: «Ты был на войне? Ты взял в руки винтовку? Значит, ты – сука, самая настоящая сука и подлежишь наказанию по «закону». Противостояние двух миров закончилось кровопролитием. С одобрения лагерных администраций, суки путем угроз, избиений, «опусканий» и убийств, начали подчинять себе не воевавших воров в законе. Поэтому для старых уркаганов, чтивших понятия, вернувшиеся с фронтов «ребята» – стали настоящими врагами.

У обращения «ребята» есть еще один смысловой оттенок, идущий вразрез с воровским законом. Понятно, что в единственном числе существительное «ребята»   – это «ребенок». Сейчас оно воспринимается как нейтральное, но издревле славяне никогда не называли «ребенком» собственное чадо. «Ребенок» имеет общие исторические корни со словами «работа», поэтому на Руси «ребенок» – это сирота-нахлебник, помогающий по хозяйству. Буквально: маленький работник, если не раб. Работа же как таковая воровским законом отрицалась.