Почему Сталина побоялись хоронить на Новодевичьем кладбище

5 марта 1953 года скончался Иосиф Сталин. Тело вождя было изначально помещено в Мавзолей, однако после развенчания культа личности встал вопрос о  традиционном захоронении бывшего советского лидера. Никита Хрущев предлагал похоронить Сталина на Новодевичьем кладбище и даже лично выбирал там для него место, но не нашел поддержки среди остальных партийных деятелей.

Конфликт интересов

В последний день работы очередного съезда КПСС секретарь Ленинградского обкома Иван Спиридонов заявил, что прах Сталина необходимо переместить из Мавзолея. Его поддержал Петр Демичев, состоявший в московском обкоме партии. Предложение Хрущев счел резонным. Он решил, что «отца народов» следует похоронить на Новодевичьем кладбище рядом с могилами жены и родственников. Однако согласились в этим не все. Вслед за партийными деятелями двух столиц должен был выступать первый секретарь ЦК КПСС Грузии – Василий Мжаванадзе. Он оказался в трудной ситуации. С одной стороны, в его интересах было поддержать новый курс партии на разоблачение культа личности и признание сталинских репрессий. С другой – на малой родине Сталина многие продолжали гордиться своим земляком и видели в выступлениях против него враждебный выпад в сторону Грузии. В 1956 году, когда Никита Хрущев зачитал свой доклад, в Тбилиси произошли массовые беспорядки, в ходе которых несколько человек серьезно пострадали.

Незадолго до обсуждения вопроса о перезахоронении, Мжаванадзе получил необходимые инструкции от партийца Фрола Козлова, но в последний момент смог отказаться от выступления, сославшись на болезнь. Он демонстративно обмотал шею плотным шарфом и заявил, что потерял голос. Выйти вместо него на трибуну пришлось главе правительства Грузинской республики Гиви Джавахишвили, который тоже чувствовал себя неловко. Тем не менее решение приняли единогласно: «Признать нецелесообразным дальнейшее сохранение в мавзолее саркофага с гробом И.В. Сталина, так как серьезные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее В.И. Ленина». А вот куда именно следует перенести тело вождя, так и не договорились. Микоян и Козлов согласились с решением Хрущева, но против выступил секретарь ЦК Нуритдин Мухитдинов. Он сказал, что народ плохо воспримет такое вольное отношение к останкам покойного. Кроме того, Мухитдинов опасался, что наиболее рьяные почитатели вождя могут даже выкрасть его прах – и это обернется для партии настоящей катастрофой. Этот довод определил итоговое решение: местом перезахоронение стал некрополь у Кремлевской стены, куда, в отличие от Новодевичьего кладбища, невозможно попасть свободно.

Тайная операция

30 октября 1961 года в Мавзолей прибыли члены комиссии по перезахоронению Иосифа Сталина. Гроб вынесли восемь офицеров Кремлевского полка, в трех метрах от них двигались сопровождающие. В этом время на Красной площади проходила репетиция перед парадом 7 ноября. Считается, что ее специально назначили именно на этот день, чтобы на площади не бродили зеваки.

После того, как гроб опустили в могилу, старшие по рангу по традиции бросили горсти земли – и на этом все закончилось. Никто не произнес ни единой речи, и «спецоперация» в общей сложности заняла не более часа. Существует легенда, что золотые пуговицы со сталинского мундира разобрали «на сувениры», однако она не соответствует действительности. Пуговицы по сей день хранятся в специальной Охранной комнате Кремля вместе с наградами всех захороненных у Кремлевской стены. Родственники на церемонии не присутствовали, и Сталин оказался единственным государственным деятелем советской эпохи, чей прах предали земле без оркестра, прощальных речей или орудийных залпов.