17/02/20
Подполковник Жуков: почему он был "ангелом-хранителем" для российских солдат в Чечне

Этот российский военный прошел обе чеченские войны, пережил плен и чудом не погиб. Специфика его профессии была довольно экзотична: Александр Жуков был военным спасателем. Он искал и эвакуировал пилотов сбитых самолетов и вертолетов, забирал отряды спецназа из рейдов и вывозил из опасных зон мирных жителей. Для многих военных он стал настоящим ангелом-хранителем.

Начало военной карьеры

Жуков уроженец Донбасса. Как он сам рассказывал в интервью журналу «Родина», в детстве их семья переехала на отцовскую родину, в Орловскую область. Александр Жуков учился в интернате, где записался в парашютную секцию ДОСААФ. Прыгать с парашютом начал в период учебы в сельскохозяйственном техникуме, и к моменту его окончания в запасе имел уже 381 прыжок.

Срочную Александр Жуков проходил в Прибалтике, в учебной дивизии ВВС, входил в сборную ВДВ Прибалтийского округа. После армии окончил Ленинградский военный институт физкультуры и в звании младшего лейтенанта возглавил парашютно-десантную службу вертолетного полка, дислоцировавшегося в Каунасе.

Позывной Петрович

После распада СССР Жуков продолжил службу на аналогичной должности в Северо-Кавказском управлении армейской авиации СКВО. Принимал участие в обоих чеченских кампаниях. Его позывной был Петрович (по отчеству). По словам самого военного спасателя, их подразделение, используя опыт, полученный в  Афганистане, действовало в связке с разведчиками и спецназовцами: последние обеспечивали прикрытие, а спасатели тем временем эвакуировали летчиков.

По подсчетам Жукова, только в первую Чеченскую кампанию он участвовал в 38 спасательных операциях. До начала второй контртеррористической операции военный спасатель год пробыл в командировке в Анголе, где дислоцировались российские миротворцы.

Операция «Эвакуация»

Во второй Чеченской кампании, по словам Александра Жукова, военным спасателям приходилось не только вызволять пилотов вертолетов и вытаскивать технику, но и помогать бойцам спецназа эвакуировать мирных жителей.

… В конце января 2000 года в район Аргунского ущелья подразделение под командованием Александра Жукова вылетело спасать группу спецназа ГРУ, среди 11 спецназовцев были раненые. Местность, где находилась группа спецназа, оказалась лесистой, приземлиться вертолет не мог. Жуков под обстрелом боевиков спустился на землю. Поднять на лебедке удалось только одного тяжелораненого. Спасатель отдал приказ экипажу вертолета уходить – боевики в любой момент могли сбить Ми-8, и тогда бы погибли все.

Жуков с 10 спецназовцами отступили в горы. Спустя сутки в районе Харсеноя они вызвали по рации вертолетную группу. На место прибыли пять вертолетов, в том числе два Ми-24 для прикрытия операции. Эвакуировали спецназовцев также при помощи лебедок. Под обстрелом окружавших боевиков на борт Ми-8 сумели поднять 9 человек. Оставались сержант спецназа Дмитрий Бегленко и два военных спасателя – подполковник Александр Жуков и капитан Анатолий Могутнов. Боевики уже были слишком близко, и Ми-24 не могли стрелять, чтобы не задеть своих. Бандиты начали вести огонь из РПГ. Жуков отдал команду вертолетам уходить без них.

Патронов у оставшейся троицы не было, только три противопехотные гранаты. Петрович и Могутнов получили ранение в руку. Попытались уйти, воспользовавшись гранатами, но боевики их настигли и жестоко избили прикладами.

В плену

Военнослужащие попали в плен к печально знаменитому Салаутдину Темирбулатову. Боевик до распада СССР работал в колхозе, за что получил прозвище Тракторист. Во время военных действий в республике он "прославился" жестокостью и беспощадностью: лично убивал пленных и записывал это на видео. Как вспоминал Жуков, Тракторист и ему хотел отрубить голову, но в кармане подполковника боевики нашли служебное удостоверение и решили придержать пленника для своих целей.

Темирбулатов потребовал, чтобы Жуков вызвал российские вертолеты в район расположения зенитных установок боевиков – или Могутнов и Бегленко будут расстреляны. Жуков связался с базой ВВС, но использовал позывной пилота, который погиб несколько дней назад, и командование, поняв, что подполковник передает координаты не по своей воле, подкрепление в указанное место не направило.

Жукова и его товарищей долго и упорно агитировали выступить с антироссийскими призывами и принять ислам. Действовали угрозами и избиениями, не давали еды и питья. Подполковника допрашивал Хаттаб, тоже заставлял его сменить веру под страхом смерти. В феврале после усиления действий федеральных войск в районе Аргунского ущелья полевой командир Арби Бараев решил обменять Жукова на своего брата. По спутниковому телефону подполковник позвонил домой жене. Однако обмен не состоялся – по ошибке в тот день федеральные войска нанесли авиаудар по соседнему району, и Бараев расценил это как срыв договоренности.

Освобождение

Могутнов и Бегленко были освобождены из плена в конце февраля. Боевики под натиском федеральных войск уходили из Аргунского ущелья. Темирбулатов бежал, бросив свою банду. Перед этим Жуков был им продан полевому командиру Руслану Гелаеву. Последний со своей бандой из Аргунского ущелья пришел в село Комсомольское, которое вскоре блокировали федералы.

После начавшегося 18 марта штурма Комсомольского остатки боевиков пытались отойти в горы. Пленных они гнали впереди, прикрываясь ими. Группа, в которой находился подполковник Жуков, ночью 20 марта пересекала минное поле, пленные шли в авангарде. Дошли до реки Гойта и попали под огонь одного из заслонов федералов.

Жуков получил четыре тяжелых ранения – в левое плечо, в правое предплечье, в ногу и грудь. Александр Петрович упал в реку, но сумел выплыть, с трудом выполз на берег. У него хватило сил, прокричать солдатам, что здесь свой и назвать себя. Один из офицеров лично знал Жукова. Подполковника на плащ-палатке дотащили до блокпоста, где он потерял сознание.

Лечение и возвращение

В плену Жуков пробыл почти 50 суток. Военврач ростовского центрального госпиталя СКВО Владимир Щачкин говорил, что на подполковнике буквально живого места не было. Офицер пережил несколько операций. В Ханкале, до переправки в Ростов, у него останавливалось сердце.

В Ростове Жуков опознал пойманного Салаутдина Темирбулатова – боевика для этого привели прямо в госпитальную палату.

Щачкин вспоминал, что Александр Жуков держался мужественно, не кричал и не стонал. Офицер сразу настроился на то, чтобы как можно быстрее встать на ноги. На выздоровление потребовалось 8 месяцев. Пока лечился, совершил очередной прыжок с парашютом, тайком от врачей.

В январе 2001 года Александр Жуков давал свидетельские показания в суде против Тракториста, а в феврале в Кремле Президент РФ вручил ему "Звезду Героя". С 2001 г. по 2003 г. полковник Жуков служил в ВВС Северо-Кавказского военного округа, затем возглавлял спасательную группу в Федеральном управлении авиационно-космического поиска и спасения при Минобороны РФ.

С 2008 года Александр Жуков в запасе. Окончил Госуниверситет юстиции, работает в НИИ транспорта нефти и нефтепродуктов. Александр и Рита Жуковы (супруга Героя тоже спортсменка-парашютистка) воспитывают дочь и сына.