Порфирий Иванов: чем русский «чудак» удивил немецких оккупантов