Проклятые русские: как советские летчики устроили американцам в Корее «черный четверг»

Корейскую войну (1950 – 1953) можно назвать репетицией более продолжительного и кровавого конфликта, который на 15 лет превратил Вьетнам в самую «горячую» точку планеты. Война как на Корейском полуострове, так и в Индокитае проходила по похожему сценарию: коммунистический север, капиталистический юг, открытое вмешательство США и советские военные специалисты, присутствующие в стране «инкогнито». Общей чертой двух конфликтов было и то, что они ознаменовались настоящей катастрофой для американских ВВС. И если во Вьетнаме советские ЗРК настигали врага главным образом из замаскированных среди джунглей засад, то в корейском небе летчики двух сверхдержав сражались в открытых боях (надо сказать, последних в истории авиации).

38-я параллель

Корея в течение всей своей истории была лакомым куском сначала для азиатских соседей, а потом и для пришедших в регион европейцев. Очередное столкновение интересов на полуострове произошло в 1945 году, когда страна была полностью освобождена от японского владычества силами СССР и США. В связи с этим Корея была временно (как предполагалось изначально) разделена на две зоны влияния — американскую и советскую. Граница между зонами проходила по 38-й параллели. В обеих Кореях были проведены выборы, в ходе которых к власти пришли весьма колоритные политики, во многом задавшие направление развития своих стран.

Президентом Южной Кореи стал Ли Сын Ман, долгое время живший и работавший в США, женатый на австрийке сторонник западного пути (более того, христианин по вероисповеданию). На севере в ходе выборов, организованных советской стороной, был избран бывший партизан Ким Ир Сен, отряд которого отличился в борьбе с японскими оккупантами. Лидер Северной Кореи тоже успел побывать в эмиграции (в Советском Союзе) и имел свои представления о будущем страны. В 1948 году конституции обеих Корей открыто ставили целью воссоединение страны, однако каждое правительство хотело видеть ее под своим флагом. Несмотря на то, что в следующем году советские и американские войска были выведены с полуострова, Пхеньян и Сеул продолжали готовиться к неминуемому конфликту.

Более готовым к часу Х оказался Ким Ир Сен. 25 июня 1950 года хорошо вооруженная и обученная армия Севера перешла границу. Благодаря полученной из СССР технике и численному превосходству за три дня удалось взять Сеул. К середине августа Южная Корея контролировала только 10% территории страны. Но вторжение контингента ООН и армии США в корне переломило ситуацию. Чаша весов качнулась в обратную сторону и уже 8 октября армия КНДР сама отступила за 38-ю параллель. Теперь настало время вмешаться союзникам Пхеньяна: сотни тысяч китайских «добровольцев» хлынули на защиту союзника. Через несколько месяцев войска ООН были отброшены на юг, что заставило американцев всерьез задуматься об очередном применении ядерного удара. Тем не менее довольно скоро ситуация «стабилизировалась». Обе стороны перешли к затянувшемуся позиционному конфликту, а развивать наступление ни на Севере, ни на Юге не считали целесообразным. Но одновременно с боевыми действиями на суше, в корейском небе развернулась настоящая битва за господство, в которой участвовали не только летчики, но и военные инженеры и конструкторы.

Аллея МиГов

MiG Alley — так называли американцы участок на северо-западе КНДР, где произошло наибольшее количество воздушных боев Корейской войны. Официально Советский Союз в войну не вступал, однако Ким Ир Сен остро нуждался в советской авиации, поскольку господство ВВС США в воздухе было безраздельным. Решение было найдено: на советские МиГ-15 были нанесены опознавательные знаки северокорейских военно-воздушных сил, а первое время летчики пытались вести переговоры на корейском языке. О МиГ-15 стоит упомянуть отдельно. Это был одним из первых успешных представителей нового поколения самолетов — истребителей с реактивным двигателем. Стреловидная форма крыльев делала МиГ-15 невероятно быстрым и маневренным. Уже первые столкновения с американскими F-80 и F-84 показали преимущества детища ОКБ Микояна и Гуревича. И хотя корейское небо стало первым местом воздушных боев реактивных самолетов (поршневые двигатели уже отжили свой век), главной целью МиГов были все-таки не вражеские истребители.

Стратегический бомбардировщик B-29 Superfortress, что переводится как «Суперкрепость», печально прославился на весь мир в августе 1945 года. Именно с этого самолета бомбы «Малыш» и «Толстяк» были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки. Спустя 5 лет он нес смерть и разрушение уже корейским городам. Именно перехват и уничтожение B-29 стало основной задачей советских летчиков. Благодаря преимуществу по скорости полета, МиГи научились проходить сопровождающие истребители F-80 и F-84 и напрямую атаковать бомбардировщики. Специально для охоты на МиГов США отправили в Корею новейший истребитель-перехватчик F-86, который, несмотря на превосходство по ряду параметров, так и не сумел серьезно изменить ситуацию. Американская авиация несла большие потери, в то время как МиГи часто возвращались на аэродромы лишь с незначительными повреждениями.

Черные дни календаря

Первая серьезная катастрофа произошла 12 апреля 1951 (эту дату американцы будут вспоминать как «черный четверг»). 48 бомбардировщиков в сопровождении почти 150 истребителей отправились на боевое задание: уничтожить мост через реку Ялуцзян. Значение моста для КНДР было колоссально, ведь именно по этой железнодорожной артерии шли поставки из Китая. По тревоге в воздух было поднято 36 МиГов с целью во что бы то ни стало не допустить уничтожение моста. Ветеран войны в Корее летчик-ас Сергей Крамаренко вспоминает, что после отчаянных атак советских истребителей B-29 разваливались прямо в воздухе, а внизу раскрывались десятки парашютов. Выпрыгнувших их горящих самолетов американских летчиков можно было принять за высадку десанта. Не выдержав напора, американцы вернулись на базу. «Черный четверг» стал днем траура ВВС США: было сбито 4 истребителя и 10 бомбардировщиков, а полтора десятка B-29 списали после возвращения на базу. 120 летчиков оказалось в корейском плену. При этом ни один МиГ серьезно не пострадал.

Исследователь Игорь Сейдов приводит результаты еще одного «черного» дня, на этот раз вторника. 30 октября того же года 44 МиГа атаковали группу из 21 «крепости» и почти 200 истребителей прикрытия. Роковым просчетом американской стороны было то, что F-86 не смогли вовремя перехватить советские самолеты, отстав от основной группы. В итоге МиГи, пользуясь преимуществом в скорости и дальности стрельбы, уничтожили 12 «суперкрепостей» и 4 самолета F-84. После этого американцы перевели бомбардировщики на ночное время полета и надолго отказались от использования больших групп авиации в зоне действия МиГов.

Долгое время участие наших летчиков в Корейской войне замалчивалось. Более того, до сих пор официальные данные о потерях обеих сторон вызывают споры у исследователей. Тем не менее, многие из тех, кто воевал в корейском небе, стали рекордсменами не только советской, но и мировой реактивной истребительной авиации. Так, неоспоримая пальма первенства принадлежит Герою Советского Союза Николаю Сутягину, который за период конфликта на полуострове лично сбил 21 самолет противника.