01/01/21
Психическая атака: как советские пограничники в 30-х годах очистили Камчатку от японских браконьеров

После революции 1917 года иностранные браконьеры стали почти безнаказанно хозяйничать в российских водах. Широко известна «Тюленья война», развязанная норвежцами в Белом море. Однако столь же внушительный ущерб советской экономике нанесли подданные Японской империи, которые десятилетиями опустошали побережье советской Камчатки.

Японские «хищники» на Камчатке

В первые годы советской власти охранять морские биоресурсы Дальнего Востока было некому. Под конец Гражданской войны белый адмирал Георгий Старк увёл на юг 40 кораблей Сибирской флотилии, которые затем продал иностранцам. Подполковник-писатель Владимир Арсеньев докладывал Дальневосточному крайкому ВКП(б), что береговую линию от Чукотки до границ Кореи охраняет лишь моторно-парусная шхуна «Наркомпрод Брюханов», неспособная бороться с хищническим уловом. В 1924 году к охране природных богатств было подключен Морской пограничный отряд ОГПУ. Спустя год Дальневосточная пограничная охрана получила такие корабли, как «Воровский», «Красный вымпел», «Красный Октябрь» и другие.

Морская граница между СССР и Японией проходила в ту пору по северу Курильской гряды. Охотское море японцы воспринимали как собственные владения. Здесь в 1920-х годах советские пограничники постоянно задерживали нарушителей.

Один из крупных инцидентов произошёл, например, в мае 1928 года в районе Утхолокского мыса на западном побережье Камчатки. Здесь, в 2,5 милях от берега сторожевой корабль «Красный вымпел» обнаружил японский краболовный пароход «Сингу-Мару» и транспорт «Синнэй-Мару». Русские арестовали оба судна и начали их конвоирование в Петропавловск-Камчатский. Однако на защиту рыбаков-нелегалов встала 2-я японская флотилия. В какой-то момент «Красный вымпел» оказался под прицелом орудий миноносца «Минэкадзэ». Команда «Сангу-Мару» в это же время угрожала ножами советскому караулу. Конфликт был урегулирован, когда японская сторона согласилась внести за своих моряков залог в 20 тысяч иен.

Ещё более дерзко экипаж «Минэкадзэ» поступил буквально через несколько дней. Японцы высадили десант в районе камчатской реки Морошечной, чтобы освободить моряков с того же «Сингу-Мару» и другого краболовного судна «Хокуэй-Мару». Впоследствии МИДу Японии пришлось извиняться перед Москвой за действия своих военных.

Однако практика «прикрытия» промысловых и контрабандистских шхун военно-морским флотом Страны Восходящего Солнца продолжалась и в последующие годы.

Расставляя сети в советских водах, нелегалы в гигантских объёмах вылавливали рыб ценных пород. В частности, японцы промышляли ловлей лосося, входившего на нерест в реки Камчатки. В 1930 году экипаж корабля «Воровский» уничтожил невод на одной из рек. В ответ японский эсминец предпринял против русских «психическую атаку». Выпустив дымовую завесу, он издал сигнал боевой тревоги и нацелил на советский корабль пулемёты. Однако до открытого столкновения дело не дошло.

Удар «итальянцев»

Проводившая агрессивную внешнюю политику империалистическая Япония к началу 1930-х годов рассматривалась Кремлём как один из потенциальных противников. Между тем, камчатское побережье в то время было практически оккупировано японцами. Ежегодный ущерб от их незаконного промысла оценивался в 7 млн рублей. Помимо сетей японцы не стеснялись ставить на советской территории рыбоперерабатывающие цеха и склады. Кандидат исторических наук Сергей Ляпустин приводит данные, позволяющие судить о масштабах «рыбной войны» между СССР и Японией:

«Только за десять месяцев 1933 года в районе Камчатки в наши воды вторглось 112 рыболовных и 15 военных японских судов».

Рассказывали, что однажды «Воровский» буксировал разом целых 19 японских шхун. Правда, по другим данным, всего за 1924-1943 годы экипаж «Воровского» задержал лишь около 40 кораблей-нарушителей.

Советскому флоту на Дальнем Востоке срочно требовалось подкрепление. И в 1933 году правительство перебросило из Крыма на Камчатку 66-ю отдельную эскадрилью под командованием Михаила Пармичева. Среди 12 самолётов эскадрильи было несколько латающих лодок «Савойя» С-62Б, произведённых в Италии. Способные летать на расстояние до тысячи километров, они прекрасно подходили для патрулирования Охотского моря.

В 1934 году произошло очередное столкновение русских пограничников с военными кораблями Японии. Пограничному катеру «Кит» и трём сторожевым кораблям противостояло пять японских эсминцев. Ситуацию спасли внезапно появившиеся над морем «Савойи». Звено летающих лодок в составе лётчиков Мустыгина, Макарова и Кувшинникова совершило обманный манёвр на низкой высоте. Русские угрожающе носились над морем, показывая готовность бомбить японские суда. К возможному удару с воздуха «самураи» оказались не готовы. Эсминцы ретировались, а число инцидентов с нарушителями сильно уменьшилось. Окончательно оно сошло на нет в 1943 году, когда увязшая в войне на Тихом океане Япония уже не могла держать флот близ Камчатки.