Секретное постановление Совмина от 1948 года: как в СССР поступали с братскими могилами

До сих пор в лесах, на лугах, полях и вблизи болот участники поисковых отрядов находят останки павших красноармейцев. А иногда их обнаруживают прямо на дачных участках и даже в границах поселений. Поэтому среди историков возникло предположение, что власти СССР приняли секретное постановление, дабы скрыть реальное количество жертв войны.

Решение властей

Версия, что прах солдат и офицеров, погибших во время Великой Отечественной войны, не был погребен именно по решению советского руководства, часто высказывается различными СМИ. Например, об этом говорится в статье корреспондента Русской службы ВВС Ольги Ившиной «1941-1945: останки тысяч солдат до сих пор лежат в лесах», которая была опубликована 8 мая 2013 г.

Со ссылкой на сотрудника всероссийского информационно-поискового центра «Отечество» Илью Прокофьева журналистка написала, что уже через несколько лет после победы Верховный Совет СССР принял решение тщательно замаскировать следы войны. И тогда на местах кровопролитных сражений начали высаживать леса, строить и пахать, не обращая внимания на кости, попадавшиеся под колеса тракторов.

По мнению некоторых исследователей, власти нашей страны сочли гораздо более важным восстановление разрушенного войной народного хозяйства. У советского правительства не нашлось ресурсов, чтобы захоронить всех погибших солдат и офицеров должным образом в послевоенные годы. К тому же, руководство СССР стремилось скрыть реальное количество жертв, ведь боевые потери Красной армии были просто колоссальными. И этот факт мог бросить тень на советское командование.

Неслучайно, в своей статье Ольга Ившина написала, что по подсчетам историков, «пропавшими без вести в ходе Великой Отечественной войны до сих пор числится около 5 миллионов человек».

Сторонники этой версии полагают: в 60-е годы ХХ века на местах кровопролитных сражений неспроста появились многочисленные дачные поселки и зазеленели молодые деревья. Все это якобы было сделано в соответствии с секретным постановлением, которое Совет министров СССР принял в 1948 г.

Как их хоронили

Кандидат исторических наук Игорь Цуканов подсчитал количество павших воинов, так и не захороненных должным образом. Свои выводы ученый изложил в статье «Источники по изучению партийно-государственной политики в конце ХХ – начале XXI века по сохранению исторической памяти о Великой Отечественной войне», которая вышла в электронном научном журнале Курского госуниверситета «Ученые записки» (No 4 за 2014 г.).

«Среди 8668,4 тысяч воинов, не вернувшихся с войны, 1783,3 тысячи пропало без вести. В России в общей сложности не установлены имена около 2 миллионов захороненных воинов, около полумиллиона умерших и погибших в лагерях для военнопленных так и числятся пропавшими без вести», – написал И.П. Цуканов.

О том, как проводилась работа по захоронению павших воинов, научный сотрудник Историко-архивного института РГГУ Тарас Бабанин рассказал в статье «Укрупнение воинских захоронений в 1940-1960-е гг. и проблемы увековечения памяти погибших защитников Отечества (на примере братского кладбища в деревне Сергейцево Пустошкинского района Псковской области)». Эта работа была опубликована в «Вестнике РГГУ» (No 17, 2014 г.).

По словам исследователя, в годы войны плановые погребения проводились похоронными командами воинских частей и местными органами власти. Но во время тяжелых кровопролитных сражений свежие могилы часто возникали прямо на месте гибели красноармейцев. При этом никаких официальных документов не составляли, и установить личности захороненных воинов впоследствии стало практически невозможно. Порой даже расположение этих могил оставалось неизвестным.

А иногда местные жители зарывали останки погибших, где придется. Никаких списков павших солдат и офицеров уцелевшие обитатели деревень, рядом с которыми проходили сражения, просто не составляли.

Халатность на местах

Постановление Совнаркома No 405-1650 от 18 февраля 1946 г. «О взятии на учет воинских захоронений, о благоустройстве и сохранении братских могил и захоронений бойцов и командиров Красной Армии, партизан и партизанок Великой Отечественной войны» предписывало органам власти на местах взять на учет и благоустроить все воинские захоронения, находящиеся на подведомственной территории.

Однако население разрушенных войной районов было озабочено выживанием и восстановлением хозяйства, разминированием полей и сбором металлолома, до ухода за могилами руки у измученных голодом и лишениями людей просто не доходили. А чиновники тем временем направляли в Москву отчеты о работе, которая была проделана лишь на бумаге.

Тот факт, что учет и благоустройство воинских захоронений на местах часто проводились халатно, писатель Константин Сомов отметил в книге «Война: ускоренная жизнь» (Барнаул, 2010 г.). Автор написал: «Благоустроив захоронения в населенных пунктах и кое-как собрав останки с ближайших индивидуальных могил, советы отрапортовали о решении поставленной задачи. Символическое перезахоронение осуществлялось и в 50-е годы. В результате из 750 тысяч воинских захоронений в стране осталось менее 30 тысяч».

Так продолжалось и в дальнейшем. К тому же, чем больше времени проходило после войны, тем сложнее становилось разыскать все боевые захоронения. Поэтому останки павших воинов до сих пор находят, где попало. Это неудивительно, ведь за прошедшие десятилетия природные и техногенные ландшафты сильно изменились.

Леса повсюду

Сторонники версии, что руководство СССР намеренно скрыло останки павших воинов под корнями хвойных деревьев и грядками дачных обществ, часто ссылаются на постановление Совмина и ЦК ВКП(б) No 3960 от 20 октября 1948 г. «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР». Но этот документ никогда не был засекречен. Наоборот, он широко освещался в прессе как «Сталинский план преобразования природы».

План предусматривал, что в 1949-1965 гг. в Европейской части России будут высажены леса на площади 5 миллионов 709 тысяч га. Эта задача была возложена на Минлесхоз СССР и совхозы. Речь шла о создании 8 крупных лесных полос: Саратов – Астрахань; Пенза – Каменск на Северном Донце; Камышин – Сталинград; Чапаевск – Владимировка; Сталинград – Черкесск; гора Вишневая – Каспийское море; Воронеж – Ростов-на-Дону; Белгород – река Дон.

Действительно, часть этих лесов была высажена в районах ожесточенных боев. Но далеко не все. Кроме того, новые деревья со временем реально решили задачу защиты плодородных почв Поволжья, Центрального Черноземья и Северного Кавказа от выдувания суховеями. И к тому же, «Сталинский план преобразования природы» отдавал предпочтение отнюдь не хвойным породам деревьев, как полагают сторонники конспирологической версии, а лиственным. В соответствии с постановлением, чаще всего высаживались саженцы дуба, клена, вяза, тополя, ясеня, березы и различных кустарников. А сосна и лиственница зазеленели лишь в северной части новых лесополос.

Дачные массивы

Еще один аргумент сторонников спорной версии о намеренном сокрытии останков павших воинов советским правительством напрямую связан с массовым выделением дачных участков в 50-60-е гг. ХХ века. Во время сражений Великой Отечественной войны оборонительные линии буквально опоясывали многие города, а затем вокруг каждого крупного населенного пункта появились садово-огородные товарищества. Неудивительно, что их расположение часто совпадало с местами ожесточенных боев.

Дачное движение стало массовым после того как Совмин СССР принял постановление No 807 от 24 февраля 1949 г. «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих». Об этом доктор исторических наук Владимир Горлов написал в статье «Загородная дача как зеркало советского образа жизни», которая вышла в «Вестнике Московского государственного областного университета» (No 1 за 2019 г.). В период правления Н. С. Хрущева «дачные участки тесным кольцом охватили почти все крупные города СССР».

Но целью советского правительства было вовсе не сокрытие останков. По мнению большинства историков, массовая раздача знаменитых шести соток рабочим и служащим преследовала три основные цели:
1. отвлечь население от политических вопросов, заняв людей даже в выходные дни;
2. удовлетворить потребность перебравшихся в города крестьян в работе на земле;
3. решить продовольственный вопрос силами самих же граждан.

Поэтому садово-огородные товарищества стали появляться по всей стране, а не только в Европейской части России, где происходили сражения Великой Отечественной войны.

Секретное постановление

Возможно, слухи о неком секретном решении, связанном с останками павших воинов, возникли не на пустом месте. 18 февраля 1946 г. наряду с вышеназванным постановлением Совнаркома No 405-1650 тем же ведомством был подписан еще один документ. Речь идет о постановлении СНК – Совмина СССР No 405-165с «О благоустройстве могил воинов Красной Армии и партизан, погибших в боях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и о надзоре за их состоянием», оно было опубликовано в «Бюллетене рассекреченных документов федеральных государственных архивов» (выпуск 5, 2004 г.).

Писатель К. К. Сомов в книге «Война: ускоренная жизнь» высказал предположение, что данный документ был засекречен, поскольку в нем косвенно подтверждалось, что могилы павших воинов находятся в ненадлежащем состоянии. А этот факт не стоило афишировать, чтобы не уронить реноме советской власти.

Поскольку других засекреченных постановлений на данную тему в архивах послевоенных лет не найдено, нет никаких оснований считать, что в эпоху перестройки некий документ мог остаться сокрытым от глаз исследователей.
То, что останки красноармейцев до сих пор время от времени находят и на дачных участках, и в границах поселений, и в лесопосадках, и в других местах, можно объяснить скорее объективными обстоятельствами суровых сороковых, послевоенной неразберихой и халатностью чиновников, нежели секретным решением советского правительства.