Сергей Парамонов: судьба «советского Робертино Лоретти»