Сколько бы ещё прожил Сталин, если бы ему своевременно оказали медицинскую помощь

Роковые события в ночь с 1 на 2 марта 1953 года на сталинской Ближней даче в Кунцево, ставшие решающими не только для самого «отца нации», но и для всей страны, до сих пор окутаны темным ореолом тайны. Как известно, тогда у Сталина случился удар, приведший к летальному исходу спустя несколько дней, 5 марта. Жаркие споры вокруг его кончины не утихают до сих пор. Пока одни настаивают на том, что Сталин скончался от естественных причин и с самого начала был обречен, другие утверждают, что советского вождя намеренно устранили, не оказав своевременную врачебную помощь, а любители конспирологии и вовсе поговаривают об отравлении. Так можно ли было спасти Сталина, исходя из имеющихся сведений о его болезни?..

Хроника событий

По воспоминаниям очевидцев, необычное поведение Сталина было отмечено еще утром 1 марта, когда после отъезда гостей он, вопреки привычному распорядку, оставался один в своих комнатах до самого вечера, никого к себе не вызывая. Последнее движение жизни было зафиксировано вечером в 18 часов, когда в окнах вождя зажегся свет. Однако ближе к ночи, когда один из охранников все же решился зайти к «хозяину», чтобы доставить почту, он обнаружил его в беспомощном состоянии на полу, после чего перенес на диван и доложил о происшествии министру госбезопасности С. Игнатьеву. Тот немедленно переадресовал заботы о здоровье вождя Маленкову и Берии. По заверениям последних, когда они тихо прокрались в комнату Сталина, чтобы оценить обстановку, тот тихо похрапывал, и они решили, что товарищ Сталин просто спит. Только утром 2 марта, когда сигнал тревоги от охраны повторился, члены Президиума ЦК наконец отправили на Ближнюю дачу бригаду высококвалифицированных врачей. А в 10:40 утра Президиум ЦК КПСС уже официально обсуждал полученное заключение врачебного консилиума о том, что И.В. Сталин находится в тяжелом состоянии в связи с произошедшим кровоизлиянием в мозг.

Клиническая картина

Оставляя за скобками возможные мотивы, руководившие поведением сталинского окружения, отметим лишь, что с момента постигшего его инсульта Сталин оставался без врачебной помощи не менее 13 часов. Когда же врачи наконец были допущены к высокому пациенту, они застали картину, наиболее подробно и объективно описанную прибывшим в Кунцево в числе других специалистов академиком А. Л. Мясниковым. Когда Мясников вошел в комнату к Сталину, тот лежал на диване без сознания, лицо его было перекошено, а правая сторона тела парализована, наблюдались мерцательная аритмия и прерывистое дыхание. По результатам осмотра и проведенных анализов, консилиуму диагноз был вполне ясен: кровоизлияние в левое полушарие мозга на почве артериальной гипертонии и атеросклероза. Незамедлительно было назначено необходимое лечение: введение препаратов камфоры, кофеина, строфантина, глюкозы, вдыхание кислорода, пиявки и для профилактики инфекционных осложнений пенициллин. Однако пациент не приходил в сознание, и на следующее утро у врачей уже не оставалось сомнений, что Сталин не выживет. Тем не менее, имея распоряжение «сверху» любыми способами максимально продлить жизнь вождя, врачи продолжали делать все возможное. К ночи на 4 марта интенсивность лекарственных инъекций участилась до одной в час. К утру возникло подозрение на инфаркт миокарда, однако А.Л. Мясников взял на себя ответственность отбросить этот новый диагноз, заявив, что наблюдал похожие электрокардиографические изменения при кровоизлиянии в мозг. Он же диагностировал «возможность мелких множественных кровоизлияний в стенке желудка», когда у Сталина незадолго до смерти открылась кровавая рвота. Заключения академика Мясникова полностью подтвердились на вскрытии, во время которого в области подкорковых узлов левого полушария мозга был обнаружен очаг кровоизлияния размером со спелую сливу. В сердечной мышце также были найдены очаги кровоизлияний, признаки инфаркта отсутствовали. Вся слизистая оболочка желудка и кишечника была покрыта мелкими геморрагическими проявлениями. Также были обнаружены очаги размягчения мозга очень давнего происхождения и сильное поражение атеросклерозом артерий головного мозга. Согласно официальному сообщению о патологоанатомическом исследовании, опубликованном 7 марта 1953 года во всех советских газетах, был установлен «необратимый характер болезни И.В. Сталина с момента возникновения кровоизлияния в мозг. Поэтому принятые энергичные меры лечения не могли дать положительного результата и предотвратить роковой исход». Однако различные нехорошие подозрения сразу же начали будоражить народные массы. В частности, сомнения в объективности официального заключения высказывала допущенная к лечению Сталина врач-реаниматолог Г.Д. Чеснокова.

Шансы на выживание

Итак, возможно ли было на самом деле спасти Сталина, исходя из имеющейся симптоматики? Начнем с того, что, согласно свидетельствам представителей правительственной охраны, первый инсульт у Сталина случился еще в 1949 году, после чего из года в год здоровье вождя стремительно шло под откос. В 1951 году у него начались явные провалы в памяти, так что он мог, например, дважды послать одно и то же поручение. В январе 1952 года академик В.Н. Виноградов, допущенный к осмотру вождя, диагностировал у него предынсультное состояние, после чего угодил под знаменитое «Дело врачей».

В целом картина смерти Сталина полностью вписывается в современную клиническую картину внутримозгового кровоизлияния, или, по-другому, геморрагического инсульта, который, по данным международных многоцентровых исследований, занимает второе место по распространенности после ишемического и составляет от общего числа инсультов 15–20 %. В особую группу риска входят люди старше 50 лет, на них приходится 95% случаев (Сталину на момент смерти было 74 года, по другим сведениям, 75 лет). Располагающим фактором также служит ожирение (о лишнем весе у Сталина, в частности, пишет академик Мясников). Причиной кровоизлияния в 80–85 % случаев становится гипертоническая болезнь, однако в анамнезе у больных, среди прочего, также отмечается церебральный атеросклероз (заболевание, поражающее артерии головного мозга, также обнаруженное у Сталина во время вскрытия). Как правило, геморрагический инсульт имеет острое начало, развивается внезапно и часто сопровождается потерей сознания, вплоть до глубокой комы. Кома, длящаяся более 12 часов, возраст старше 65 лет и прорыв крови в желудочки головного мозга относятся к неблагоприятным прогностическим признакам. На сегодняшний день летальный исход при внутримозговом кровоизлиянии сократился до 40% случаев, но еще в начале 2000-х достигал 70%. Оценивая шансы Сталина на выживание, нельзя исключать, что незамедлительное оказание медицинской помощи действительно могло их повысить. Согласно современным медицинским источникам, доставить человека в реанимацию желательно уже в течение первого часа после обнаружения симптомов. Однако даже на сегодняшний день 70–80 % выживших после геморрагического инсульта становятся инвалидами, и 20–30 % из них не могут существовать без постоянного постороннего ухода. Современные исследования показывают также, что средняя продолжительность жизни после геморрагического кровоизлияния составляет не больше 2-3 лет, тем более в тех случаях, когда инсульт уже не первый (как, возможно, было в случае со Сталиным). При этом пациент должен постоянно находиться под неусыпным надзором врачей и иметь возможность своевременной качественной медицинской реабилитации.