Смог бы СССР победить Гитлера, если бы финны захватили дорогу в Мурманск

Железная дорога на Мурманск (Кировская железная дорога, как она официально называлась) была одним из главных путей, по которым ленд-лизовские грузы шли к армии и населению Советского Союза.

Война в Карелии

В Карелии и Заполярье, в отличие от остальных театров Великой Отечественной войны, сплошной фронт был только на отдельных направлениях, по сторонам дорог, по которым можно было снабжать войска. Немцы и их союзники, финны, сосредоточили здесь четыре группировки. В южной части Карелии действовала Карельская армия Финляндии. Севернее 3-й армейский корпус финнов наступал на Ухту. Ещё севернее 36-й армейский корпус немцев действовал вдоль железнодорожной ветки Куолаярви—Кандалакша. И на Мурманск у самого Баренцева моря наступал немецкий горнострелковый корпус «Норвегия».

С 29 июня по 10 июля 1941 года различные группировки вражеских войск перешли в наступление. Северным группам не удалось добиться поставленных целей и достичь Кировской железной дороги. Продвижение корпуса «Норвегия» было остановлено ещё на дальних подступах к Мурманску. 36-й корпус немцев сумел приблизиться на 40 км к Кандалакше. Наступление 3-го финского корпуса остановилось близ Ухты.

Наибольших успехов добилась финская Карельская армия. 28 сентября 1941 года ей удалось взять Петрозаводск. Здесь Кировская железная дорога к концу 1941 года была захвачена финнами на большом участке от реки Свирь до Медвежьегорска. Однако на сообщение Мурманска с остальной территорией Советского Союза это уже не имело большого влияния, поскольку в сентябре 1941 года начала действовать соединительная ветка между Сороками (ныне Беломорск) и Обозерской, на направлении, ведущем к Архангельску.

Наступательные действия немцев и их союзников на северном участке фронта завершились в 1941 году. С 1942 по лето 1944 года здесь велась позиционная война, ограничивавшаяся боями местного значения. Летом и осенью 1944 года оккупанты были изгнаны с территории советской Карелии и Заполярья.

Реальная угроза

Сухопутное сообщение Мурманска с остальным Союзом ССР было бы прервано, если бы противнику удалось взять какой-то пункт на участке Сороки—Мурманск или, конечно, сам Мурманск. В качестве порта Мурманск имел огромное значение уже потому, что мог использоваться круглогодично. Архангельск не смог бы стать полноценной заменой ему, так как на целых полгода он замерзает.

В направлении Кандалакши противнику удалось особенно близко подойти к Кировской железной дороге. Долгое время имелась реальная угроза разрыва этой важной транспортной магистрали. Скорее всего, немцы и финны реально оценивали её значение. Но для достижения цели у них не хватило сил.

Тем не менее интересно представить, как успешно смог бы обороняться Советский Союз, если бы с лета 1941 года был лишён таких важных элементов коммуникации с западными союзниками, как Мурманский порт и Кировская железная дорога. Для этого необходимо правильно оценить роль союзнических поставок в обороне СССР и роль Мурманска как одного из узлов этих поставок.

Микоян: без помощи союзников мы воевали бы лишних год-полтора

Оценки значения поставок из США и Британского Содружества для СССР в ходе Великой Отечественной войны колеблются между двумя крайностями. Одна – эти поставки вообще не сыграли существенной роли в обороне СССР. Часто приводится цифра 4%, характеризующая стоимость грузов, поставленных по ленд-лизу в СССР, по отношению к ВВП СССР в 1941-1945 гг. Другая крайность – без союзнической помощи все моторы в Красной Армии остановились бы, а население голодало бы, и СССР неминуемо проиграл бы войну.

Представляется, что можно довериться искренности оценки союзнических поставок, данной маршалом Жуковым в беседе с писателем Константином Симоновым:

«Американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну… Получили 350 тысяч автомашин, да каких машин!.. У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью?»

Историк академик Георгий Куманёв высоко оценивал также роль продовольственных поставок в СССР из США и стран Британского Содружества, подчёркивая, что «эта помощь сыграла немалую роль в достижении победы над общим врагом». Он же приводит слова члена ГКО Анастаса Микояна: «Без ленд-лиза мы бы наверняка ещё год-полтора лишних провоевали».

Будем отталкиваться от этой оценки информированного участника событий: поставки по ленд-лизу приблизили победу СССР над нацистской Германией примерно на 12-18 месяцев. Без этой помощи победа пришла бы не ранее весны, лета или осени 1946 года, и то лишь если исключить возможность создания Германией за это время какого-то нового сверхоружия, вроде атомной бомбы.

Роль Мурманского порта: меньше четверти поставок по ленд-лизу

Теперь попробуем рассчитать, какое место в снабжении СССР материалами от западных союзников сыграли арктические конвои, Мурманский порт и Кировская железная дорога. Долгое время они представлялись в нашей литературе как главные имеющие ключевое значение в этих поставках. Следующим по важности назывался сухопутный маршрут через Иран и Закавказье.

В тени оставался путь во Владивосток через Тихий океан. Почему-то не было принято афишировать, что львиная доля грузов по ленд-лизу проходила в СССР из США под самым носом у союзника гитлеровской Германии – милитаристской Японии. И японцы никак не препятствовали этому! Между тем, сам такой факт служит свидетельством большого успеха советской дипломатии, обеспечившей нейтралитет Японии в советско-германской войне.

По валовым показателям грузооборота, пути поставок союзников в СССР распределялись так: через Тихий океан – 47,1%, через Иран – 23,8%, через Мурманск – 22,6%, через Чёрное море (в последний год войны) – 3,9%, воздушный мост через Аляску и Сибирь – 2,6%.

Таким образом, через Мурманск и Кировскую дорогу было поставлено менее четверти общего объёма помощи по ленд-лизу. Если бы СССР был лишён этого маршрута, и другие пути поставок не компенсировали бы этой потери, то срок, сосчитанный Микояном, следует сократить на три четверти. Победа над Германией в этом случае настала бы на 3-4,5 месяца позже, чем в реальности. То есть – где-то в августе-сентябре 1945 года.

Возможно, в этом случае Берлин пришлось бы брать американцам, а может быть, они сбросили бы на него атомную бомбу.