07/08/21
Фото: Валентина Кузьмина и Александра Чумичева /Фотохроника ТАСС/

«Телевидение не дают, радио не дают!»: что сказал Ельцин с танка в августе 1991-го

В истории каждой страны существуют «поворотные моменты», определяющие ход развития государства на долгие годы, иногда даже на столетия вперед. Для России в XX веке таких «поворотных моментов» было, как минимум, три: октябрь 1917 года, июнь 1941 и август 1991 года.

Именно тогда, в августе 1991 года определился вектор развития, по которому движется наше государство и по настоящее время. И одним из главных символов тех дней, безусловно, стал Б.Н. Ельцин, обращавшийся к народу, стоя на танке.

Что предшествовало обращению Ельцина

Августу 1991 года предшествовало множество событий. Среди самых ключевых следует назвать, видимо, избрание Б.Н. Ельцина президентом РСФСР 12 июня 1991 года, а также согласование 17 июня Горбачевым и лидерами республик СССР проекта Союзного договора. Этот проект, как известно, вызвал резкое неприятие силовиков и части государственной верхушки СССР. Подписание Союзного договора было назначено на 20 августа, о чем Горбачев и сообщил в телеобращении к народу 2 августа. После этого он отправился с женой на отдых в Форос.

Будущие участники ГКЧП Павлов, Язов, Пуго и Крючков еще 17 июня на закрытом заседании Верховного Совета СССР выступили с резкой критикой ситуации в стране. Речь шла о том, что армия разваливается, преступность приобретает невиданный размах, запасы необходимых ресурсов и финансов истощены, экономика страны на гране коллапса. Подписание в таких условиях Союзного договора, по мысли будущих «путчистов» погрузило бы страну в хаос и стало бы причиной распада СССР.

Впоследствии участники событий и с той и с другой стороны не раз говорили о том, что попытка госпереворота, предпринятая в августе 1991 года, преследовала одну цель – воспрепятствовать подписанию Союзного договора и сохранить СССР.

19 августа население страны узнало о том, что Горбачев отстранен от власти (с формулировкой «по состоянию здоровья»), а страной руководит Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). В него вошли: вице-президент СССР Г.И. Янаев, первый зампредседателя Совета обороны СССР О.Д. Бакланов, председатель КГБ СССР В.А. Крючков, премьер-министр СССР В.С. Павлов, министр МВД СССР Б.К. Пуго, председатель Крестьянского союза СССР В.А. Стародубцев, президент Ассоциации госпредприятий и объектов промышленности СССР А.И. Тизяков, министр обороны СССР Д.Т. Язов.

Одним из первых шагов ГКЧП стала «информационная блокада» населения. Выпуск газет демократического толка был приостановлен, по телевидению показывали балет «Лебединое озеро» и транслировали обращение ГКЧП, в котором констатировалось катастрофическое положение в стране и содержался призыв ко всенародному обсуждению Союзного договора.

Зачем нужно было взбираться на танк

19 августа, как только стало известно о событиях в Москве, на даче у Б.Н. Ельцина собрались его друзья и сторонники. Был написан текст обращения к народу, который подписал сам Б.Н. Ельцин, а вместе с ним и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатов и руководитель Комитета по оперативному управлению народным хозяйством РСФСР И.С. Силаев. Заручившись поддержкой командующего Тульской дивизией Грачева, обеспечившего его безопасность, Ельцин выехал в Москву. Там он появился перед участниками стихийного многотысячного митинга, развернувшегося на площади перед Белым Домом. Люди протестовали против ГКЧП, в котором они видели опасность возвращения к прежним советским порядкам.

Именно на этом митинге Ельцин и забрался на один из танков, воспользовавшись им, как трибуной. Танки были стянуты к центру Москвы по распоряжению ГКЧП. Как известно, танки по людям не стреляли, однако, в разгар событий у Белого Дома под их гусеницами погибли трое защитников демократии.

Что было сказано с танка?

Первый президент России поднялся на танк под аплодисменты и скандирование «Ельцин! Ельцин!». Он развернул бумагу с текстом обращения и произнес: «Телевидения мне не дают, радио не дают, поэтому я зачитываю обращение!».

Было сказано, что в стране происходит правый антиконституционный переворот, поскольку отстранен от власти законно избранный президент. Ельцин заверил, что руководство России поддерживает подписание Союзного договора, и что эта поддержка основана на стремлении к единству Советского Союза. Все решения ГКЧП Ельцин объявил незаконными и потребовал возвращения Горбачева и возможности для него выступить перед народом; созыва Чрезвычайного Съезда народных депутатов; призвал трудящихся к всеобщей бессрочной забастовке, а военных – к неучастию в антиконституционном перевороте.

Эффект этого выступления известен: Ельцин и до этого пользовавшийся поддержкой большинства, моментально стал национальным лидером. Годы спустя один из руководителей тогдашнего КГБ Н. Леонов сказал об этом: «Честно говоря, в те дни и власти как таковой практически не существовало. Она валялась на мостовой, и первым, кто ее подобрал, оказался главный сепаратист – Ельцин».

Слова о приверженности единству СССР, которую Ельцин декларировал, стоя на танке, остались словами. Через две недели после подавления путча ГКЧП Съезд народных депутатов признал независимость трех прибалтийских республик. А в декабре 1991 года лидерами России. Украины и Белоруссии были подписаны «Беловежские соглашения» -- документ, фактически положивший конец существованию СССР.

Сразу после подписания, еще до обнародования этого факта в России, Ельцин позвонил Джорджу Бушу, чтобы американский президент узнал об этом событии именно от него, Ельцина, а не из сообщений СМИ.