29/05/21
«Тюленья война»: зачем норвежцы вторгались на территорию СССР

События, происходившие с 1920 по 1933 год, получили название «Тюленья война» отнюдь не случайно. Дело в том, что в указанный период норвежские промысловики не раз вторгались в российские территориальные воды, нещадно истребляли морских животных, а порой и попросту грабили местных охотников. Никакие ноты протеста со стороны советского правительства на власти Норвегии не действовали.

Первое массовое вторжение

Первое из наиболее массовых вторжений норвежских судов во внутренние воды РСФСР произошло в апреле 1920 года. По крайней мере, так утверждал в своей книге «Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах» известный историк Вильям Похлебкин. По данным Похлебкина, счет иностранных промысловых кораблей шел не на десятки, а на сотни. Браконьеры истребляли морских животных, в том числе и тюленей, тысячами. Не щадили норвежцы ни беременных самок, ни едва родившихся детенышей. Стоит отметить, что уничтожение фауны велось даже в Горле Белого моря и устье Северной Двины. Однако иностранные промысловики, похоже, никого не стеснялись и уходить по доброй воле вовсе не собирались.

Как пишет Александр Широкоград в своей книге «Битва за русскую Арктику», тогдашний нарком иностранных дел, Георгий Чичерин, не имея иного выхода, направил ноту протеста в адрес властей Норвегии. Защитить свои воды, а также зверей, обосновавшихся на данной территории, в более твердой форме молодое советское государство в тот период было не в состоянии: как известно, Северная военная флотилия была сформирована лишь в 1933 году. Именно поэтому ноту Чичерина норвежцы попросту проигнорировали. Последующие обращения также остались без внимания, а весной 1921 года иноземные браконьеры вновь появились на территории РСФСР.

Непризнание СССР

Такое развитие событий заставило Совет Народных Комиссаров РСФСР в мае того же 1921 года принять декрет «Об охране звероловных угодий Белого моря», согласно которому власти страны устанавливали определенную «ответственность за иностранное вторжение на советскую территорию и за браконьерство на ней». Об этом документе упоминается в частности и в издании «Государство Российское. Новый этап. Арктический вектор» Александра Проханова и других авторов. Пограничным войскам было дано указание задерживать суда-нарушители, изымать груз, а самих браконьеров отдавать под суд.

Понятно, что проигнорировать данный декрет Норвегия уже не смогла. Как утверждал Вильям Похлебкин, в марте 1922 года, то есть перед началом очередного промыслового сезона, министерство иностранных дел Норвегии направило в Народный комиссариат по иностранным делам РСФСР ответную ноту, в которой требовало отменить декрет, а также избавиться от самого понятия «советские территориальные воды», по крайней мере, в отношении северных широт. Новое, советское, государство норвежцы признавать отказывались, да и мало кто тогда верил в то, что большевики продержаться у руля так долго. Кроме того, браконьеры заявили о необходимости сместить российскую границу к кромке побережья в Баренцевом море, а все Белое море и Чёшскую губу за полуостровом Канин объявить «открытым морем».

Развитие конфликта и его окончание

Выразив таким образом свою точку зрения, в апреле 1922 года норвежцы снова «приехали на охоту» в Баренцево и Белое моря. Причем на этот раз норвежских судов оказалось так много, что они даже препятствовали промыслу местных жителей. Советские пограничники задержали несколько кораблей и их экипажи. А, как пишет Александр Широкоград, Народный комиссариат по иностранным делам РСФСР вновь отправил правительству Норвегии ноту. Вот только с утратой «угодий» браконьеры мириться не собирались и потребовали немедленного освобождения своих граждан и возвращения собственности.

Это противостояние продолжалось несколько лет. Некоторое спокойствие в отношениях между Советской Россией и Норвегией наступило тогда, когда последняя в 1924 году наконец признала СССР и, казалось, ее границы. В декабре того же года, как указано в издании «Документы внешней политики СССР», была подписана концессия на ведение норвежцами промысла по государственным квотам Советского Союза. Тем не менее, норвежские суда еще не раз нарушали установленные границы. Ситуация окончательно разрешилась только в 1933 году после появления в Баренцевом море кораблей недавно созданной Северной военной флотилии.