Уинстон Черчилль: «Я никогда не стоял, когда можно было сидеть»