25/11/20
В каких регионах России почитали красное знамя задолго до СССР

Средний житель Европы конца Средневековья довольно плохо представлял себе, что происходит в далекой и непонятной северной стране России, населенной какими-то причудливыми варварскими народами. Международное общение, хоть никогда и не прекращалось, но было довольно скудным и ограниченным, а те немногие, кто когда-либо бывал в Московии, часто рассказывали абсолютно невероятные истории о нравах и жизни московитян.

В давнюю пору географические карты были чем-то несоизмеримо большим, чем сегодня. Люди старались отобразить на этих клочках бумаги все те знания, которые за столетия были накоплены человечеством. Примечательно, что во времена, когда наука были почти неотличима от магии, на этих картах порой отображали и откровенные фантазии.

«Морская карта» Олафа Магнуса

Олаф Магнус был высокопоставленным католическим функционером в не самые лучшие для католицизма времена. Связано это было с победным шествием учения Мартина Лютера по всей северо-западной Европе. Поэтому ему пришлось в одночасье бросить все те богатства, что связывали его с родной северной страной, и отправиться жить в Рим. Олаф, оказавшись при папском дворе, был обласкан вниманием и ему даже присвоили титул архиепископа Швеции. Титул, разумеется, исключительно фиктивный, так как речь о возвращении на мятежную родину не шла. Но, вопреки своей декоративности, этот сан был в большом почете. История, возможно, и не сохранила бы до нашего времени имени шведского консервативного католического священника, если бы не одно обстоятельство. Олаф Магнус слыл одним из лучших знатоков северной Европы, а поэтому ему была дана ответственная миссия – изготовление подробнейшей карты этого региона.

Труд, законченный Магнусом в 1539 году, был очень высоко оценен современниками. Он дал своему детищу звучное название «Морская карта и описание северных земель с удивительными вещами в них содержащимися». И карта Олафа, как бы несовершенна она казалась нам в XXI веке, в чем-то сумела опередить свое время и глубоко шокировать современников подробностями. Как тогда было заведено, там изображались не только сами географические объекты, но и различные дополнительные сведения: какой народ где живет, какие в этих регионах водятся звери, под чьей властью находятся эти земли. С некоторой натяжкой можно сказать, что старинные карты представляли собой нечто среднее между географическими и политическими с отдельными элементами учебника по зоологии и истории.

Карта была ограничена территорией современных стран Скандинавского полуострова, побережьем Балтики и земель северо-западной России. И, если реалии стран Скандинавии и были им сравнительно корректно переданы, то знания о России Олаф, судя по всему, черпал преимущественно из легенд и преданий, а потому допустил в произведении немало неточностей.

Русское царство на карте Олафа Магнуса

С чисто географической точки зрения карта не лишена достоинств, но ей присущ и ряд недочетов, доставшихся в наследство от работ предшественников. В частности Олаф Магнус, следуя укоренившейся в Средних веках традиции, считает Белое море просто очень большим озером (хотя, к слову, древние викинги хорошо понимали, что Белое море – это не озеро и называли его «Заливом чудовищ»), но зато он предельно точно передает очертания Финского залива. Куда занятнее рассматривать небольшие иллюстрации, сделанные рукой Магнуса, и читать комментарии к ним. Например, на самом севере карты он рисует огромную звероподобную рыбу, которую называет словом «Розмарус». Шведский картограф утверждал, что этому существу под силу выбираться на сушу, у него с два десятка лап, длина монстра составляет около 14 локтей (чуть больше восьми метров), и оно, разумеется, представляет огромную опасность для мореходов.

Не менее интересны и те причудливые существа, которые населяют сушу. Большая часть таких созданий якобы проживала на территории России. По берегам Ладожского озера (которое сам Магнус называет «Черным») он рисует птиц, которые, согласно его пометкам, питаются только два раза в год. Невдалеке от них он изображает неких черных фазанов, которые в глубине карельских гор (а Магнус почему-то считал Карелию очень рельефной и холмистой) взращивают своих птенцов птичьим молоком. Порой, правда, в череде откровенной средневековой тарабарщины попадаются и настоящие научные факты. Магнус первым из всех европейских ученых сообщает о существовании редчайшей в наше время балтийской кольчатой нерпы. В настоящее время этот вид занесен в Красную книгу, их осталось всего-то не больше 200. Во времена Магнуса нерпы, разумеется, было больше, но она все равно была очень редка.

Магнус, описывая какие-либо историко-этнографические реалии России, не скупится на черные краски. Русские, согласно его карте, были какими-то дикими варварами, азиатами татарского типа, мрачной тучей нависающими над цивилизованной Европой. Среди прочего он почему-то пишет, что жители Кольского полуострова поклонялись красному флагу. На карте изображены люди, склонившиеся в молитвенной позе пред знаменем.

Культ красного флага на территории Кольского полуострова

В начале XVI века на Кольском полуострове мирно соседствовали два народа. Это коренное население региона – саами (известные в историческом прошлом под названием «лопари») и русские поморские переселенцы. В это время формируются основные форпосты беломорских поморов на территории юга полуострова, возникают первые регулярные населенные пункты на побережье Белого моря: села Варзуга и Умба. Впервые эти поселения упоминаются в летописи за 1466 год. Предельно сомнительным видится, чтобы беломорские поморы зачем-то стали бы поклоняться красной ткани, так как это православный народ и верили они, соответственно, в христианского Бога.

Лопари же, населявшие центральные районы полуострова, на тот момент оставались преимущественно язычниками. В эти годы уже начался постепенный процесс их христианизации, но он был ещё довольно далек от завершения. Первая церковь, поставленная на землях лопарей, была сооружена в 1530 году, но из-за сопротивления саамских шаманов, известных как «нойды», многие лопари продолжали поклоняться своим языческим богам. Пантеон саамских божеств не слишком хорошо изучен, известно, что очень значимое место в их духовной жизни занимал священный олень по имени Мяндаш. Никаких прямых и косвенных свидетельств того, что они регулярно поклонялись красным знаменам, у нас нет.

Возможно, правда, что Олаф Магнус не просто написал небылицу, а неверно истолковал факты. Известно, что саамский традиционный костюм очень яркий и пестрый, а сами они очень любят изготавливать матерчатые украшения-подвески в виде красных треугольников, вышитых бисером. Вполне вероятно, что во время меновой торговли со скандинавами кольские саами просто очень охотно выменивали продукты на красную ткань, откуда и возникли слухи о том, что они почитают ее как божество.