Владимир Файнберг: главный вор российской культуры начала 1990-х

В сентябре 2019 года США вернули в Россию пакет исторических документов. В числе бумаг – именные указы Николая II. Торжественная передача архивных данных явилась одним из последних шагов Джона Хантсмана на посту американского посла в Москве. При его предшественнике Джоне Теффте Россия в 2016 году получила другие важные документы. Наиболее ценной бумагой из пакета трехлетней давности специалисты называли указ Петра I от 3 апреля 1715 года о выплатах содержания иноземным офицерам на русской военной службе. Другой любопытный документ, вызвавший интерес не только у историков, – приказ Иосифа Сталина от 1944 года о преобразовании 1-го Отдельного авиационного полка гражданского воздушного флота в гвардейский авиаполк.

Эти, а также многие другие документы, имеющие непосредственное отношение к отечественной истории, была найдены агентами американских спецслужб в ходе расследований 2006-2012 годов в нескольких городах США. После распада СССР бумаги были похищены из российских архивов, попав затем в частные руки через аукционы.

Ценитель прекрасного

Центральной фигурой скандала, который 25 лет назад существенно подмочил репутацию Российского государственного исторического архива (РГИА), стал Владимир Файнберг – вор-антиквар и в своем роде культовая личность, живой символ «лихих 90-х». Он начал испытывать слабость к музейным экспонатам еще в раннем детстве, попав с родственниками в Эрмитаж. А, возмужав, Файнберг понял, что перспективнее всего будет «поработать» в архиве. Организация безопасности в этом учреждении в поздний советский период оставляла желать много лучшего, а молодой прохиндей как раз обладал самыми разнообразными талантами.

Первый документ Файнберг выкрал из ленинградского архива в середине 1980-х. Для реализации своих затей он разработал хитроумную схему, сперва похитив у родственника, известного журналиста Александра Минкина подписанные бланки, которые должны были служить основанием для посещения архива. По липовым «направлениям» Файнберг повадился в хранилище. Преступник умело втирался в доверие к пожилым архивисткам, травил анекдоты и как бы между делом выведывал секреты учреждения, количество и оснащение охранников, уровень сигнализации.

Первые кражи и тюрьма

Полученные данные Файнберг скрупулезно систематизировал. Всего за несколько недель ему удалось составить перечень архивных документов, представлявших наибольший интерес среди коллекционеров. Пользуясь сведениями от сотрудниц, мошенник похитил несколько десятков бумаг. Расширить масштабы своей деятельности Файнберг тогда еще не решался. Его сдерживал недостаточный опыт и советское законодательство. УК РСФСР обещал за воровство суровое наказание.

Эпопея Файнберга в ленинградском архиве длилась около двух лет. В конце концов, факт систематической пропажи документов обнаружили, инициатора – разоблачили. На шесть лет махинатор отправился в места не столь отдаленные.

Приговорили к шести – отсидел всего три, освободившись по УДО. Вернувшись в родной Ленинград, Файнберг с удивлением понял, что оказался в совершенно другой стране – резко обновленной, требовавшей всевозможных свобод, распахнувшей объятия частному бизнесу. Так и не преодолев своей тяги к прекрасному, Файнберг открыл антикварную лавку. Со своим нехитрым делом он пережил распад СССР и вошел в эпоху первичного накопления капитала. Стремительно рушились старые устои, однако для таких как он жуликов наступало самое хлебное время.

Вскоре Файнберг вспомнил об архиве. Там теперь царил полный хаос. Месяцами не получавшие зарплату сотрудники массово увольнялись. Оставались работать только те, кому совсем некуда было податься. В поисках хоть какого-нибудь дохода они, охая и грустно вздыхая, соглашались на преступление.

Сговор с милиционером

Ради возможности взять у судьбы реванш Файнберг объединился с питерским бизнесменом средней руки Александром Зайцевым. Довольно скоро им улыбнулась редкая удача: на объявление, данное Файнбергом в газете о скупке антиквариата, откликнулся милиционер Александр Беспамятнов, служивший в охране РГИА – так с 1992 года стал называться ленинградский архив. На назначенную «стрелку» нерадивый страж порядка принес пачку документов, предложив выкупить их по сходной цене. Хитрый Файнберг сразу же смекнул, откуда вынесены бумаги и, кроме того, понял, что Беспамятнов не представляет их реальную стоимость. Сообщникам удалось заманить младшего сержанта в свои сети. Отныне Файнберг и Зайцев приходили в архив в дежурство своего нового подельника и беззастенчиво крали уникальные бумаги.

"Милиционер ночью пропускал Файнберга и его подельников в архив, отключал сигнализацию, и они там спокойно орудовали, брали то, что им хотелось", -- рассказывал уже в наше время заместитель руководителя Федерального архивного агентства Владимир Тарасов.

Разоблачение преступников

Пропажи вскрылись лишь в 1994 году после запроса с аукциона в Штутгарте, где компаньоны пытались реализовать часть добычи. К этому моменту Файнберг успел похитить порядка 4 тыс. документов. Оценив суммарный ущерб, нанесенный архиву жуликами, в РГИА тихо присвистнули – не менее 24 млн долларов.

И вновь продемонстрировали свою «эффективность» отечественные правоохранители. Всю троицу задержали, что называется, с поличным. Доказательств их вины хватало. Однако по каким-то причинам Файнберга, Зайцева и Беспамятнова до суда отпустили под подписку. Естественно, снова в тюрьму главарь шайки не захотел – и сбежал в Израиль, откуда российские власти тщетно добивались его экстрадиции. В 1998 году двух других осудили на длительные сроки и оштрафовали. Файнберг же счастливо ушел от ответственности. Скорее всего, он и сейчас свободно разгуливает где-нибудь по Тель-Авиву, пересчитывая втихаря остатки денег, полученных от продажи награбленного.