«Внимание! В воздухе Покрышкин!»: почему немцы так боялись советского аса №2

«Внимание! В воздухе Покрышкин!» – к середине Великой Отечественной Войны истребитель Александра Ивановича Покрышкина уже хорошо знали немецкие летчики и предупреждали в эфире о его появлении. Против советского летчика-аса редко выступали профессионалы Люфтваффе (германских военно-воздушных сил), ведь потери были неминуемы.

Становление юного изобретателя

Еще в детстве Александр Иванович решил стать летчиком, когда впервые увидел полеты самолетов в своем родном Новосибирске. Впоследствии он сделал все возможное, чтобы его мечта стала делом жизни. Зная, что здоровье важно для летчика, он регулярно занимался самоподготовкой, делал специальный комплекс упражнений, работал над выносливостью. С ранних лет он отличался навыками грамотного инженера, с легкостью решал сложные технические задачки, занимался в кружке рационализаторов и изобретателей. Подростком он придумал самоповорачивающиеся фары для автомобиля, предложил расчеты нового пулемета. Несмотря на утверждение более скорострельного оружия, расчеты юного Александра были приняты с пометкой об их правильности. Все пророчили ему техническую карьеру, но он жил только одним – небом.

Первые летные шаги

А.И. Покрышкин поступил в Пермскую военную авиационно-техническую школу, однако из-за прекращения работы летного отделения учился на авиатехника. Затем был направлен в училище в Ленинграде, после чего получил назначение старшего авиационного техника авиазвена связи в 74-ю Таманскую стрелковую дивизию. Как вспоминал впоследствии сам Александр Иванович, ничто не прошло для него зря, знание всех технических основ сыграло одну из решающих ролей при усовершенствовании тактики ведения боя в военные годы.

В первый же отпуск Александр перешел к исполнению летной мечты и за 17 дней на отлично освоил годичную программу подготовки гражданских пилотов, что позволило ему поступить в Качинскую Краснознамённую военную авиационную школу имени А. Ф. Мясникова, которую он также окончил ускоренно и затем получил должность младшего летчика 55-го истребительного авиационного полка. Так Военно-воздушные силы пополнились одним их самых талантливых летчиков-истребителей.

Военные годы

Великая Отечественная война для А.И. Покрышкина началась на Южном фронте, аэродром подвергся бомбардировке уже в первый день войны. 26 июня 1941 г. Покрышкин сбил первый истребитель противника – Messerschmitt Bf.109. К осени было выполнено уже 190 боевых вылетов, среди которых – разведывательные операции, штурмовка наземных войск врага, прямое столкновение с германскими авиамашинами. Всего на счету летчика по официальным данным 650 боевых вылетов, 156 военных боев, 59 сбитых немецких самолетов лично, 6 – в составе в группы (М.В. Винченко «Исторические личности – выпускники академии от Императорской военной академии (1832 г.) до Общевойсковой академии Вооруженных Сил Российской Федерации»). Однако по словам товарищей, Александр Иванович не был тщеславен, он знал задачу – истребить врага, а цифры его не интересовали, кроме того, он часто записывал победы на молодых летчиков, чтобы подбодрить их на дальнейшие свершения.

Новые приемы ведения боя

Уже в первые недели войны Александр Иванович понял, как сильно устарела советская техника, и начал записывать все свои идеи по модернизации в блокнот. Он тщательно анализировал воздушные бои, в которых участвовал сам и его боевые товарищи, постоянно продумывал, как улучшить действия летного состава.

Одним из главных свойств летчика А.И. Покрышкин считал умение первым обнаружить врага. «Инициатива и внезапность – вот слагаемые победы», – наставлял свою команду мастер. По тактике Покрышкина такой прием даст преимущество в маневрировании, откроет больше возможностей при атаке или по крайней мере позволит сорвать замысел противника.

Среди разработок ведения боя за Александром Ивановичем числится «Кубанская этажерка» – ступенчатое построение группы самолетов, каждая из которых выполняла свою определенную роль. Такая тактика боя давала внушительные результаты: даже если противнику удавалось уйти из-под удара первой «этажерки», огонь второй и третьей оказывался судьбоносным.

Новыми тактическими приемами в историю ведения боя с именем А.И. Покрышкина навсегда записаны: разомкнутый боевой порядок (самолеты группы следуют друг от друга на увеличенных дистанциях для больших возможностей тактического и огневого взаимодействия) и эшелонирование по высоте (вертикальное рассредоточение самолетов с целью устранения опасного сближения и обеспечения возможности проведения атак).

Атаку Покрышкин часто реализовывал своим излюбленным «соколиным ударом» – пикирование с последующим резким уходом вверх, что значительно затрудняло возможность прицеливания стрелкам; и таким приемом как «ножницы» – обезвреживание противника, который закрепляется на хвосте, встречным схождением советских самолетов.

Обезоруживающие успехи

Александр Иванович всегда брал на себя самые опасные маневры, а его команда не задумываясь подхватывала действия маэстро. Как вспоминал Э. Хартманн, один из самых результативных пилотов-истребителей, зачастую в бою он не понимал сколько Покрышкиных в небе, только уходил от одного, как появлялись второй и третий. Все потому, что Александр Иванович всегда был настроен на увеличение эффективности ведения боя всей команды, дивизия была обучена его новаторской тактике, манерам пилотирования и проведения атак (И.А. Харитонов «Кубанское небо – исследовательский полигон А.И. Покрышкина)».

Сплоченность покрышкинцев, внезапность появления и обезоруживающие тактические приемы поражали немцев и заставляли выходить из боя. Х. Линнерт, немецкий летчик-ас, говорил о советских пилотах: «...никогда раньше не сталкивался с таким сильным и требовательным противником» (А.В. Рябцев «Воздушные асы Восточного фронта. Реальное мастерство или миф "великих побед"?»).