16/07/21
«Волкодавы Сталина»: какие уникальные способности были у сотрудников СМЕРШа

Сотрудников советской военной контрразведки СМЕРШ часто представляют в виде таких «сверхчеловеков», как Скорохват-Таманцев из романа Владимира Богомолова «Момент истины». Конечно, в книге есть художественное преувеличение. Но чтобы противостоять вражеским диверсантам и шпионам, бойцам СМЕРШа действительно требовались особые навыки. Чему же учили «сталинских волкодавов»?

Оперативные основы

С самого начала войны встал вопрос пополнения кадров контрразведки. В соответствии с приказом от 23 июля 1941 года открылись курсы подготовки оперативных работников для Особых отделов при высшей школе НКВД СССР. В курсанты приняли 650 человек, обучать их должны были три месяца. В общей сложности до конца войны школа подготовила 2417 контрразведчиков.

Аналогичные курсы были и на уровне фронтов, о чём можно прочесть в воспоминаниях офицера СМЕРШа Олега Ивановского, служившего в Особом отделе гвардейского кавалерийского полка. Войну Ивановский начал как пограничник, вынужден был отступать с действующей армией. По приказу командования он окончил Курсы оперуполномоченных в городе Ефремове Тульской области. Там будущих контрразведчиков учили основам разведывательного делопроизводства и оперативной работы с внутренней агентурой. Буквально с первых «зацепок» заводилось дело-формуляр, в которое затем подшивались новые донесения. О других изученных предметах Ивановский умолчал, ссылаясь на забывчивость. Впрочем, особых загадок тут нет: курсантам преподавали основы криминалистики, учили их методам допроса и другим спецдисциплинам.

Огневая подготовка

Совсем иной уровень подготовки требовался для бойцов оперативных команд, действовавших в прифронтовой полосе – своего рода «спецназа контрразведки». И такая подготовка в СМЕРШе, по-видимому, велась. 15 июня 1943 года вышел приказ НКО об организации школ и курсов ГУКР «СМЕРШ»:

«Для подготовки и переподготовки оперативного состава органов «СМЕРШ» организовать при Главном Управлении контрразведки «СМЕРШ» 4 постоянных школы: 1-ю Московскую – на 600 чел., 2-ю Московскую – на 200 чел., Ташкентскую – на 300 чел., Хабаровскую – на 250 чел. со сроком обучения от 6 до 9 месяцев и курсы с 4-х месячным сроком обучения в гг. Новосибирске – на 200 чел. и Свердловске – на 200 чел».

Не исключено, что в структуру контрразведки входили и другие, по сей день не рассекреченные школы.

Программа занятий не ограничивались лекциями по истории ВКП(б), уголовному праву и иностранным языкам. Куда важнее было обучить курсантов эффективным способам обращения с огнестрельным оружием. Как пишет подполковник Алексей Потапов, автор книги «Приёмы стрельбы из пистолета. Практика СМЕРШ», контрразведчиков учили стрелять из пистолетов навскидку, на ходу, поражать движущиеся мишени. Об этом Потапов, по его словам, узнал от одного из ветеранов СМЕРШа.

СМЕРШевцы изучали индивидуально-групповую тактику огневого столкновения, почерпнутую из опыта русских дореволюционных контрразведчиков. Судьбу огневых дуэлей, например, могла решить техника сближения. Чтобы запутать противника, «волкодавы» практиковали перебежки короткими зигзагами.

Ещё одна специфическая практика известна как «маятник Таманцева». В книге Владимира Богомолова, описано, что его герой двигался, «пританцовывая, как боксёр». СМЕРШевцев учили уклоняться от пуль, раскачиваясь из стороны в сторону и совершая обманные рывки. Внешне эти движения несколько походили на позы восточных единоборств.

От «звериного чутья» к экстрасенсорике

В органы СМЕРШ проводился жёсткий отбор по состоянию здоровья. Наставники добивались мобилизации психофизиологического потенциала курсантов, обострения их органов чувств. В этом случае включалось так называемое «звериное чутьё» – глубинное чувство опасности. Как утверждает Алексей Потапов, соответствующим техникам дореволюционные контрразведчики обучились на русско-японской войне, допрашивая попавших в плен лазутчиков-ниндзя. С развитием органов чувств повышалась скорость и точность реакций человека. Подобно незрячим людям, СМЕРШевцы учились находить объекты на «на слух», с помощью биологической эхолокации. Они стреляли по целям в полумраке и даже в темноте (тренировки проводились на открытом пространстве). Интенсивные занятия выводили бойцов на уровень экстрасенсорного восприятия.

«Во время войны оперативники СМЕРШа в темноте отличали человека от просто нагретого предмета», – отмечает Потапов.

По словам этого автора, комплексные психофизиологические тренировки в конечном счёте повышали результативность стрельбы, так что контрразведчик всего за полгода достигал того же уровня меткости, что и стрелок с пятилетним стажем.

Более того, СМЕРШевцы изучали методы координационно-интуитивной стрельбы без прицеливания, основанные на свойствах мышечной памяти. Организм запоминает кинестетический контур удачных выстрелов и способен их воспроизвести. Эти методы раскрывают загадку описанной Владимиром Богомоловым «стрельбы по-македонски» – из двух пистолетов сразу. Многие критики считали её выдумкой писателя. Но в основе этой «суперспособности» лежит описанная Потаповым «интуитивно-пространственная стрельба свободной рукой». В итоге боец СМЕРШа превращался в интеллектуальную «машину смерти» с отточенными рефлексами.

Остаётся добавить, что на сегодняшний день существует проблема аутентичности методик, так как приёмы обучения контрразведчиков были забыты уже в 1950-х годах. Однако похожие практики по сей день используются при подготовке бойцов спецслужб в России и за рубежом.