31/07/22

«Второе Бородино»: как русские воевали с французами в 1941 году

Войны с Россией, затеянные Наполеоном и Гитлером, совпадают даже в деталях. Удивительной иронией судьбы выглядит история о том, что в 1941 году на Бородинском поле под Москвой бойцы Красной армии неожиданно встретились не с немцами, а... с французами. Эпизод о «втором Бородинском сражении» даже вошёл в киноэпопею Юрия Озерова «Битва за Москву». Но так ли происходили события на самом деле?

Тень Отечественной войны

Современники обращали внимание на совпадение в датах между Отечественной войной 1812 года и начавшейся в 1941 году Великой Отечественной войной. Обе войны начались в июне, и по темпам продвижения на восток немцев вполне можно было сравнивать с французами. Разница заключалась лишь в том, что Наполеон вёл войска к Москве узким клином, а Гитлер наступал широким фронтом от Балтийского моря до Чёрного. Немцы планировали военные операции с тем, чтобы не повторять ошибок французского императора. Советская же официальная пропаганда обратилась к имени Михаила Илларионовича Кутузова, чтобы  воодушевить красноармейцев на борьбу.

И хотя центральные советские газеты («Правда», «Красная звезда») «не заметили» в 1941 году дату 129-летия Бородинского сражения, жители СССР о ней помнили:
«Сегодня 129 лет со дня Бородинской битвы, – записал 7 сентября в дневнике житель блокадного Ленинграда Юра Рябинкин. –<...> Тогда иноземные захватчики получили крепкий отпор».

Миф о «втором Бородино»

Уже после окончания Великой Отечественной войны стало известно, что 1 декабря 1941 года на Бородинском поле якобы произошло сражение между русскими и французскими солдатами, которое окончилось победой Красной Армии. Как ни странно, источником информации были немцы, а именно генерал Гюнтер Блюментритт, экс-начальник штаба 4-й армии вермахта. В конце 1950-х годов Блюментритт опубликовал статью в сборнике «Роковые решения», в которой заявил, что немецкие солдаты в 1941 году не поддались на запугивание со стороны русских, в отличие от европейских союзников.

«Четыре батальона французских добровольцев, действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими, – писал Блюментритт. – У Бородино фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага. На следующий день французы смело пошли в бой , но, к несчастью, не выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного мороза и метели».

По словам Блюментритта, разгромленный французский легион пришлось отвести в тыл. С лёгкой руки генерала версия о «втором Бородинском сражении» была подхвачена советскими и российскими историками, которые обычно упоминают об этом вскользь. Однако, как показывает внимательное изучение фактов, верить Блюментритту на слово не следовало.

Французы под Москвой

В июле 1941 года при поддержке режима Виши во Франции началось формирование «Легиона французских добровольцев против большевизма». На митинге в Париже местный фашист Жак Дорио прямо апеллировал к событиям прошлого века: он заявил, что легионеры должны «восстановить попранную славу после поражения Наполеона». В легионе поддерживался дух преемственности с Великой армией Бонапарта. Командир, полковник Роже Анри Лабонн, постоянно читал мемуары генерала Марселлена Марбо, одного из участников похода 1812 года.

Немцы зачислили французов в 638-й усиленный гренадерский полк, и в ноябре 1941 года забросили его в Смоленск. Затем легионеры проделали 200-километровый пеший марш к Вязьме и в районы Подмосковья, где присоединились к 7-й баварской дивизии.

В конце ноября 638-й полк действительно посетил командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал Ганс Гюнтер фон Клюге. Однако привязывать его выступление к Бородинскому полю нет никаких оснований. Блюметритт либо плохо запомнил события, либо исказил географические реалии «ради красного словца».

Историк Олег Бэйда, автор книги «Французский легион на службе Гитлеру. 1941-1944 гг», со ссылкой на французских историков утверждает, что Клюге произнёс речь 24 ноября в деревне Головинка (30 км от Бородино). Другое вероятное место – деревня Головково. Если французские легионеры и бывали в Бородино, то лишь в частном порядке, о чём свидетельствуют записи в их дневниках. Многие были воодушевлены созерцанием исторических мест, где их предки некогда погибали с криками «Да здравствует Император!». Но особой боеспособности французам это не прибавило.

1 декабря батальоны 638-го полка начали наступление в районе Нарских прудов у  деревни Дютьково. Легионерам противостояла советская 32-я дивизия. По ночам столбик термометра в этих местах падал до минус 40 градусов, и уроженцы Франции порой не могли даже оружие от земли оторвать. Ситуацию осложняло то, что многие солдаты заболели дизентерией.

Уже к 8 декабря легионеры потеряли от пуль и обморожений 970 человек, после чего 638-й полк был отведён с передовой. Больше французы с Красной армией не сталкивались. Вплоть до 1944 года они боролись с партизанами в оккупированной Белоруссии.

Бои в Бородино

Конечно, во время Великой Отечественной войны линия фронта всё-таки не могла обойти Бородино стороной. Первые выстрелы в этих местах прогремели 13 октября 1941 года, то есть задолго до появления французов на фронте. Против советской 32-й стрелковой дивизии сражались 40-й моторизированный корпус вермахта, в том числе дивизия СС «Рейх», а также 7-я пехотная дивизия. Через шесть дней боёв русские отступили. Деревня Бородино на несколько месяцев оказалась в оккупации. Красная армия освободила Бородино только 21 января 1942 года, причём, немцы при отступлении сожгли дома сельских жителей и музей Бородинской битвы.