01/07/21
Фото: Фото Lance Cpl. Брайан Джонс/USMC
Вывод войск США из Афганистана: чем это опасно для России

Самая продолжительная в современной истории Соединённых Штатов война близится к своему завершению. Планируется, что к 11 сентября, в 20-ю годовщину атаки на башни-близнецы Всемирного торгового центра, американцы выведут свои войска из Афганистана. Вопрос может решиться даже раньше: как 30 июня сообщил телеканал CNN со ссылкой на источники в Пентагоне, полную передислокацию реально осуществить уже в течение нескольких дней. Но даже в США от такой спешки не в восторге, что говорить о граничащих со среднеазиатской страной государствах и, в первую очередь, России.

Загнать талибов в пещеры

«Бесконечная война» в Афганистане началась в октябре 2001 года. Операция задумывалась как решительный ответ на террористическую угрозу, исходившую от движения «Талибан» (запрещенная в России организация – прим. ред.), которое с 1996 года взяло под контроль большую часть страны и предоставило убежище лидеру «Аль-Каиды» запрещенная в России организация – прим. ред.) Усаме бен Ладену. В эти пять лет он не просто объявил войну США, но и устроил целую серию взрывов, например в американских посольствах в Кении и Танзании, жертвами которых стали сотни человек. Исламисты укрывали террориста №1 даже несмотря на самые жестокие зверства, и после теракта 11 сентября терпение у Вашингтона лопнуло.

В Афганистане целью «Несокрушимой свободы», как официально назывались все военные мероприятия, предпринятые в ответ на атаку башен-близнецов, было объявлено свержение режима талибов и освобождение страны от их влияния, а также пленение членов «Аль-Каиды» и суд над ними. На решение этой задачи бросили существенные силы: во время первого этапа операции численность контингента американских войск достигала восьми тысяч человек, а вместе с союзниками – всех 13 тысяч. Также были задействованы флот и авиация.

Под натиском иностранных войск исламисты были вынуждены оставить Кабул и скрыться в горных пещерах. В 2003 году США объявили о победе над талибами, параллельно пытаясь вернуть жизнь в Афганистане в мирное русло: сформировать переходное правительство, реконструировать систему госуправления, создать боеспособную армию. В стране с разницей около года прошли сначала президентские, затем и парламентские выборы, в которых смогли проголосовать женщины. «Талибан», естественно, пытался сорвать все эти изменения, но ничего поделать не смог.

Война на истощение

Тем не менее исламисты не перестали бороться, они просто изменили тактику и стали вести войну на истощение. Интенсивность нападений резко увеличилась. Количество терактов с участием смертников на территории Афганистана выросло с 27 в 2005 году до 139 в 2006-м. Удвоилось и число случаев удалённого подрыва бомб – до 1600 с лишним.

Союзники же (к тому времени командование Международными силами содействия безопасности (ISAF) взяло на себя НАТО), хоть и действовали в целом успешно, всё чаще стали допускать осечки, приводившие к гибели гражданского населения. В конце концов генерал Стэнли Маккристал, руководивший ISAF в 2009-2010 годах, признал несостоятельность тактики воздушных налётов, но к тому времени «Талибан», одержавший несколько ярких побед, уже начал вновь набирать популярность.

Итоги первого десятилетия войны оказались неутешительными: почти две тысячи погибших американских солдат и 480 миллиардов долларов, потраченных на операцию, конца которой явно не было видно. К тому же в рядах ISAF наметился раскол, что увеличивало нагрузку на Соединённые Штаты, а переговоры официального правительства с «Талибаном» зашли в тупик.

В дополнение национальная армия Афганистана, получившая миллиарды долларов на перевооружение и обучение, была всё так же неспособна в одиночку противостоять террористам, и американцам не оставалось ничего иного, кроме как постоянно наращивать воинский контингент в Афганистане. Численность подразделений союзников сначала перевалила за 100 тысяч, а к 2013 году – за 150 тысяч человек, из которых почти 120 тысяч были направлены США.

Безальтернативность переговоров

Небольшим утешением было лишь убийство в мае 2011 года Усамы бен Ладена. Но помимо этого, ни одна из целей кампании так и не была достигнута. Глобальному терроризму удалось отрубить голову, но вместо неё выросло сразу несколько других, и они принялись наносить удары с новой силой.

На втором десятке лет войны ситуация продолжала ухудшаться. В 2013 году НАТО официально объявила о завершении военной миссии, большая часть контингента, в том числе американских сил, подлежала выводу. Альянс решил сосредоточиться на обучении афганских войск, для чего в стране планировалось оставить около 10 тысяч солдат.

В ответ «Талибан» перешёл в наступление и к 2016 году сумел захватить несколько крупных городов и важных населённых пунктов. Примерно в это же время в Афганистане активизировались и другие террористические группировки, в том числе напрямую связанные с «Исламским государством» (запрещённая в России организация – прим. ред.).

Успехи исламистов заставили Запад пересмотреть планы по уменьшению численности подразделений. Пришедший в 2017 году к власти в США президент Дональд Трамп и вовсе заявил, что спешка в вопросе вывода войск из Афганистана может создать «вакуум, который заполнят террористы», и вновь увеличил численность американского контингента. Однако военного выхода из сложившейся ситуации уже не было, и Вашингтон был вынужден сесть за стол переговоров с представителями «Талибана». Итогом долгих дискуссий стало подписание в Дохе мирного договора, по которому Соединённые Штаты обязались за 14 месяцев вывести свои войска, а талибы – отказаться от сотрудничества с другими исламистами.

Определённый сторонами срок истекал 1 мая 2021 года, но новому президенту США Джо Байдену пришлось перенести этот срок на 11 сентября. Решение вызвало определённое недовольство, хотя плюсом можно считать и то, что глава Белого дома признал безальтернативность мирного решения проблем.

Вакуум для террористов

С другой стороны, угроза возникновения «вакуума для террористов» в Афганистане никуда не исчезла. Госсекретарь Энтони Блинкен в интервью Итальянской национальной телерадиовещательной корпорации в конце июня, конечно, уверял, что США «не уходят» полностью и продолжат оказывать «экономическую, гуманитарную помощь, содействие в развитии, поддерживать силы безопасности». Однако будущее страны, а вместе с тем и всего азиатского региона, более чем туманно.

«Это [вывод войск из Афганистана] приведёт к серьёзному кризису безопасности в стране, потому что во многом прочность нынешнего официального кабульского режима держится на вооруженной поддержке США и НАТО. Если эта поддержка исчезнет, то усилится наступление «Талибана». И вполне вероятно, что в течение года произойдет полный демонтаж действующего правительства, — констатировал в комментарии радио Sputnik глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. – Даже сейчас, когда контингенты еще не выведены, «Талибан» вполне успешно расширяет зону влияния, контролирует многие сельские районы, наносит серьезный урон правительственным войскам. После ухода США ситуация может стать гораздо более драматической».

Опрошенные РИА «Новости» эксперты, в свою очередь, отмечают, что приход к власти талибов резко радикализирует регион. Ведь экстремисты могут не остановиться на одной стране и постараются втянуть в орбиту своего влияния соседние государства, в том числе республики Средней Азии, а через них и Россию.

«Талибан» сегодня сильнее, чем когда бы то ни было. «Исламское государство» и другие террористические группировки также укрепляют своё влияние. Последствия поспешного и безответственного вывода войск могут быть опасными не только для Афганистана, но и для региона и всего мира», — подтверждает в интервью Deutsche Welle депутат афганского парламента Райхана Азад.

«Эффекта домино» в Средней Азии опасается и профессор факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Казанцев. При этом в интервью Би-би-си он пояснил, что угрозу представляет даже не вторжение отрядов «Талибана», а распространение хаоса по региону.

Кроме того, по его словам, возрастет риск новых гражданских войн на национальной почве и в самом Афганистане, если талибы попробуют взять под контроль пуштунские племена или представителей узбекского, таджикского или хазарейского национальных меньшинств.

«Это очень серьёзная ситуация для центральноазиатских стран, потому что они тут же становятся прифронтовыми, в силу того, что там таджики связаны с Таджикистаном, а Таджикистан связан с Россией, узбеки связаны с Узбекистаном и с Турцией также, хазарейцы связаны с Ираном. Складывается автоматически потенциал для большой региональной войны», — пояснил специалист.

Наконец, усиление позиций «Талибана», для которого наркоторговля – один из важных источников дохода, грозит обернуться ростом производства опиума и активизацией наркотрафика. В Организации объединённых наций уже бьют тревогу: согласно последнему отчёту Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (UNODC), производство опия в Афганистане в нынешнем году вырастет на 43 процента, до 4,8 тысячи тонн, что эксперты связывают непосредственно с увеличением территории, контролируемой талибами. И это может стать куда большей проблемой для России, чем угроза экстремизма, к противодействию которой Москва, очевидно, готовится – об этом говорит майское мини-турне министра обороны Сергея Шойгу по центральноазиатским странам.