«Ядерный удар по Москве»: можно ли от него будет спастись в метро

Многие события прошлого века оставили не только неизгладимый след в человеческой памяти, но и стали неиссякаемым источником вдохновения для литературы и кинематографа. Действительно, чтобы художественно осмыслить все то, что принес XX век, может понадобиться еще не одно десятилетие. Особенно благодарной почвой стали жанры научной фантастики и альтернативной истории: здесь мы встречаем и диктаторские режимы, и Третью Мировую войну, и десятки новых «Чернобылей». Но особенно любима ценителями жанра тема последствий ядерного удара по крупному мегаполису. Поскольку жизнь на поверхности становится невозможной, уцелевшие люди скрываются в метро, где начинают строить новую цивилизацию. Излюбленным местом таких сюжетов стал Московский метрополитен (вероятно, потому что Россия рассматривается в качестве наиболее вероятного участника атомной войны). Однако смогла бы столичная подземка выдержать ядерный удар и стать новым приютом для человечества?

Подземные дворцы Кагановича

Если вам кажется, что московские пробки — это сугубо современное явление, позвольте вас разубедить. Регулярные транспортные коллапсы стали происходить в новой столице практически сразу после того, как большевики перенесли в город свое правительство. Гражданская война и голод гнали в Москву сотни тысяч искателей лучшей доли со всей России. С 1920 до 1926 года население столицы увеличилось в 2 раза (с одного миллиона до двух). Всем этим людям нужно было где-то жить, что-то есть, а также, что немаловажно, каждый день ездить на работу. Поэтому посадка на утренний или вечерний трамвай превращалась в настоящую баталию, где только самые хитрые и ловкие успевали занять места.

Не лучше обстояли дела и на городских улицах: на основных транспортных узлах регулярно случалось настоящее столпотворение из трамваев, извозчиков и пешеходов. Все это привело к ожидаемому результату, когда знаменитый затор зимой 1931 года полностью парализовал движение в городе. Понимая, что дальше будет только хуже, большевики приняли решение о строительстве метро. Опыта таких масштабных строек никто в Союзе не имел, поэтому первый котлован копали вручную, а землю отвозили на лошадях. Первоначально речь шла о наземном метро, которое лишь в некоторых особенно загруженных участках планировалось пустить под землей на небольшой глубине. Однако спустя некоторое время был принят проект инженера Маковского, который обосновал возможность строительства глубинного метро. Для этих целей Москва вызвала инженеров и шахтеров с Донбасса. Инженер-геолог Евгений Пашкин рассказывает, что во время строительства метро разведка почвы велась одновременно со строительными работами. Иными словами, шахтеры часто копали вслепую, то и дело натыкаясь на подземные воды и прочие препятствия.

Особенностью нового метро было решено сделать уникальное оформление каждой станции. Проект подземки курировал первый человек Москвы — Лазарь Каганович, который, по словам очевидцев, приезжал на объекты со своей рулеткой и лично проверял ход и точность выполняемых работ. Материал для строительства станций направляли со всех уголков Советского Союза: из Средней Азии, с Кавказа и заполярных Хибин. Сказки о подземных дворцах на глазах становились явью. И теперь это было доступно не одним лишь дворянам и князьям, а простым москвичам, которые тогда в массе своей проживали в наскоро сооруженных бараках. 15 мая 1935 первые подземные дворцы Кагановича явили себя советским людям.

Если завтра война…

Проектировщики с самого начала рассматривали метро как объект двойного назначения. Как известно, в 1930-е годы мало кто сомневался в том, что грядет масштабная война. Вопрос стоял лишь один: когда ждать удара. Историк московского метро А. Попов указывает, что первоначально подземку рассматривали в качестве убежища от химической атаки (слишком живыми были воспоминания о Первой мировой войне). Однако на поверку все оказалось иначе: химическое оружие ушло в прошлое (как показали последние события на Ближнем Востоке — временно), зато огромный шаг вперед сделала авиация. Города СССР с первых часов войны подвергались жесточайшим бомбардировкам.

Еще в апреле 1941 года советское правительство поручило переоборудовать московское метро под бомбоубежище. На входах были установлены гермозатворы, которые могли сдержать взрывную волну, оборудованы санузлы, места для отдыха людей. Женщины и дети спали в вагонах или на станциях, мужчины — в самих тоннелях на специальных настилах, которые укладывались на рельсы. Одна станция Маяковская вмещала около 50 тысяч человек, а всего в недрах столицы могло укрыться до полумиллиона москвичей. Под землей были оборудованы магазины, парикмахерские, станция Курская приютила библиотеку, а на Кировской (сегодня называется «Чистые пруды») находилась ставка Генштаба. При этом жизнь метро не останавливалась: поезда исправно ходили до 6 часов вечера, после чего подземка превращалась в бомбоубежище.

Однако были в истории метро и черные дни. Во время массированного налета 23 июля московская подземка сильно пострадала. Одна из бомб пробила перекрытие тоннеля и взорвалась прямо на перегоне Смоленская — Арбатская. У вестибюля самой станции Арбатская авианалет вызвал давку и гибель десятков людей. По мнению А. Попова, повреждение метро во время налета было вызвано тем, что сразу сложилось несколько неблагоприятных факторов: прицельное попадание снаряда и небольшая глубина заложения (около 8 метров). В остальном московское метро показало себя очень надежным укрытием.

Закрылось метро лишь на один день во время печально известной московской паники в октябре 1941 года, когда враг уже находился на подступах к столице. 15 октября Каганович издал приказ о том, что метро необходимо заминировать и в случае прорыва немцев к Москве — уничтожить. На следующий день двери подземки впервые в истории города не открылись для москвичей, что вызвало еще большую панику. Однако уже 17 октября приказ Кагановича был отменен и метро заработало в штатном режиме.

Третья мировая

Московское метро с честью выдержало налеты Люфтваффе и спасло жизни тысяч москвичей. Однако станет ли оно надежным укрытием во время гипотетической третьей мировой войны, если история человечества пойдет по наименее благоприятному сценарию?

Пока мир знает только один случай боевого применения атомного оружия, а именно бомбардировку японских городов Хиросима и Нагасаки. У нового оружия гораздо больше поражающих факторов, чем у фугасных бомб. Помимо самой ударной волны атомный взрыв выделяет сильнейшее световое излучение (знаменитые «тени Хиросимы»), проникающую радиацию и электромагнитный импульс. Разумеется, за более чем полвека атомное оружие стало еще более смертоносным, поэтому можно предполагать, что атакованный город ждет участь многократно хуже, чем у Хиросимы.

И все же, можно допустить, что глубинные станции (к примеру, станция «Маяковская», которая уходит под землю на 33 метра) смогут выдержать ударную волну взрыва, а свинцовые перекрытия остановят радиацию. Однако хоть электромагнитный импульс и не влияет на людей, он способен вывести из строя все электро- и радиоприборы, а также линии связи, то есть полностью уничтожить инфраструктуру огромного мегаполиса. Остается надеяться, что проектировщики метро учли и этот поражающий фактор. Тогда, скорее всего, шанс пережить ядерный удар в московской подземке все же есть. Однако будет ли у людей смысл продолжать существование в постапокалиптическом мире — это уже вопрос другого порядка.