Ярослав Гашек: судьба самого «ненормального» писателя