Эффект «зловещей долины»: почему советские космические конструкторы боялись собственного испытательного манекена