Зачем Борис Ельцин клал под подушку топор и фуражку

Действительно, было время, когда Борис Ельцин держал под подушкой фуражку и топор. Неужели будущий президент кого-то боялся? Но зачем в этом случае фуражка? Между тем дело было вовсе не в страхах Ельцина, а в его мечте, которая, впрочем, так и не сбылась.

Президент и сверхъестественное

Сам Борис Николаевич Ельцин говорил, что никогда не был суеверным человеком. Это подтверждал и пресс-секретарь президента Сергей Медведев. По словам Медведева, которые приведены в книге Софьи Бенуа «Ванга», Ельцин не пожелал встретиться с Вангой, которая приглашала его к себе накануне выборов. Когда Медведев передал эту информацию Борису Николаевичу, тот только отмахнулся, заявив, что никуда не поедет. Секретарю же он разрешил навестить провидицу, но даже не дал ему сахара, с помощью которого Ванга нередко и определяла судьбу человека. Однако есть версия, что именно Ванга предрекла Ельцину президентский пост.

После исполнения пророчества Ванги Ельцин начал отправлять к провидице целые делегации. Мало того, как пишет Ольга Грейгъ в своей книге «Экстрасенсы и маги в спецслужбах мира», в 1992 году глава службы безопасности главы страны Александр Коржаков пригласил «ко двору» генерала КГБ Георгия Рогозина, который стал эдаким кремлевским магом, составлявшим гороскопы для Бориса Ельцина и  его окружения. Именно Рогозин назвал оптимальный день для хирургической операции, которую перенес Ельцин. Вообще, по утверждению Ольги Грейгъ, Борис Николаевич содержал целый штат ясновидящих, а во избежание ошибок обращался к «сторонним» астрологам.

Все для наследника

Так что, упоминая в своих мемуарах «Исповедь на заданную тему» о собственном скептицизме, Борис Ельцин явно лукавил. Кроме того Ельцин сам признавался в том, что по совету своих друзей, которых он назвал «специалистами по обычаям», клал под подушку топор и фуражку. Впрочем, в то время Борис Николаевич наверняка даже не мечтал о посте президента России, и армию экстрасенсов не держал. Тогда, в конце 1950-начале 1960-х годов будущий лидер страны работал старшим прорабом строительного управления и жил вместе со своей женой Наиной Иосифовной и дочерью Еленой в Свердловске. Елена родилась в 1957 году. Отец был рад ее появлению на свет, но все же больше мечтал о сыне.

Надежда на то, что он наконец обзаведется наследником, снова посетила Бориса Николаевича, когда Наина Иосифовна забеременела во второй раз. Вот тогда-то, а может быть и раньше, те самые «специалисты по обычаям» и порекомендовали Ельцину положить под подушку фуражку и топор. Они заверили приятеля в том, что теперь уж точно родится мальчик. Действительно, как указывают в своем этнолингвистическом словаре «Славянские древности» Н.И. Толстой и Т.А. Агапкина, раньше на Руси именно такими способами «заказывали» пол ребенка — в зависимости от своих желаний клали в постель или под кровать «женские» или «мужские» предметы. К последним относился и топор. Правда, делали это супруги еще в момент зачатия.

Разочарование и чувство вины

Впрочем, Борис Ельцин не уточнял, когда именно он помещал упомянутые предметы под подушку. Но если специалисты и вправду были настоящими, то не исключено, что Ельцин все сделал правильно. Вот только все усилия будущего президента оказались тщетными: в 1960 году Наина Иосифовна родила вторую дочь, которую родители назвали Татьяной. Виктор Андриянов в своей книге «Одинокий царь в Кремле» приводит рассказ Бориса Николаевича о том дне: «Помню свою вымученную улыбку у роддома. В душе расстроился». Хотя Наина Иосифовна все равно заметила, как расстроен ее муж. По всей видимости, она запомнила это на всю жизнь, потому что даже через много лет рассказывала журналистам о том, что Ельцин очень ждал появления сына.

Анна Гранатова в своей книге «Клан Ельциных» пишет о том, что друзья успокаивали Бориса Ельцина: мол, третий уж точно пацан будет. Однако Ельцин заявил, что больше «рожать» не собирается: «А то опять бабы пойдут». Между тем Гранатова считает, что Наина Иосифовна и без запрета супруга вряд ли решилась бы на третьего ребенка. Дело в том, что вторые роды оказались очень тяжелыми, и врачи из опасения, что женщина может умереть во время третьих родов, порекомендовали ей не рисковать. Алексей Мухин, автор издания «Семья Ельциных и ее окружение», склоняется к тому, что именно для того, чтобы компенсировать Татьяне свое разочарование и скрыть его последствия, Борис Николаевич с детства выделял ее и баловал.