21/05/21
Зачем Брежнев познакомил свою фронтовую жену с законной супругой

В памяти большинства родившихся в СССР Леонид Ильич Брежнев остался дряхлым старцем с невнятной дикцией. Но в молодости Леонид Ильич был очень обаятельным брюнетом с белозубой улыбкой и премилыми ямочками на щеках. По воспоминаниям тех, кто знал его в молодые годы, будущий лидер СССР очень любил женщин. И те отвечали ему взаимностью.

Впрочем, несмотря на бесчисленные романы, в жизни генсека были лишь три главные женщины.

Законная супруга

В 1928 году выпускник Курского землемерно-мелиоративного техникума Леонид Брежнев женился на молоденькой акушерке Виктории Денисовой. Пара получила направление на работу в город Свердловск.

Виктория Петровна впоследствии вспоминала, что знакомство произошло за три года до свадьбы. Она с подругой пришла на танцы. Подругу пригласил бровастый парень, мешковатый с виду и даже танцевать толком не умеющий. Подружка фыркнула и отказалась, а Вике стало жаль бедолагу, и она танцевать пошла. Как пишут иногда в романах, их танец продлился дольше полувека.

Виктория Петровна была, судя по всему, личностью неординарной. Сразу после рождения второго ребенка – сына Юрия – она оставила работу и стала образцовой домохозяйкой. И в период энергичного подъема мужа по карьерной лестнице, и став «первой леди» Советского Союза, Виктория Петровна всегда оставалась в тени мужа, всецело посвятив себя домашним делам, заботе о детях и внуках. Она никогда не появлялась на официальных приемах, не принимала участия в интригах, не интересовалась политикой и вообще никак не вторгалась в дела мужа. Присутствие этой женщины в стране было заметно, пожалуй, лишь по тому, что по телевизору много и часто показывали соревнования по фигурному катанию. Виктория Петровна питала слабость к этому виду спорта.

Но при этом все, кто близко знал чету Брежневых, были единогласны в том, что глава семьи – безусловно Виктория Петровна. Она «выдавила» из окружения всех многочисленных родственников Леонида Ильича, она «построила» кремлевскую прислугу и даже охранников из всемогущего КГБ. И она же добилась того, что любвеобильный Леонид Ильич даже думать не смел о том, чтобы оставить семью.

А ведь возможность такая была. Сразу после войны Леонид Ильич был готов жениться на другой.

Походно-полевая жена

Войну Леонид Ильич начал заместителем начальника политуправления Южного фронта. К 1943 году, когда начались бои за Новороссийск, Брежнев был полковником, имел ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Здесь, на Южном фронте, и разыгрался его роман с медсестрой Тамарой Лаверченко. Впоследствии она рассказывала, как однажды в прифронтовой зоне политотдел отмечал новый год. Девушкам разрешили быть в гражданском. Она пришла в крепдешиновом платье в цветочек и в туфельках на каблучке. Брежнев пригласил ее на вальс. От мешковатого увальня, который когда-то не глянулся студенткам медучилища в Курске, не осталось и следа. Вот как описывает бригадного комиссара Брежнева Тамара Лаверченко: «Аристократических манер у него не было, но приглашал он очень ласково. Улыбочка добродушная, белозубая, с ямочками – ну невозможно же ему отказать. И вот мы с ним кружимся в вальсе по всему залу, и я чувствую, как он бережно ведет меня, какой он сильный…».

В качестве военно-полевой жены Тамара Николаевна прошла с политруком Брежневым всю войну. И после Победы Леонид Ильич не хотел с ней расставаться, и даже сделал попытку развестись с законной супругой.

О том, как именно это было, существуют три разные версии. Внучка Леонида Ильича передавала эту историю со слов бабушки так: услышав о намерении мужа расстаться с ней, Виктория Петровна предложила ему самолично рассказать об этом детям. Брежнев зашел в комнату, и младший сын радостно повис у него на шее. Разумеется, сердце бравого генерала (именно в таком звании будущий генсек вернулся с фронта) дрогнуло. Он вышел к Тамаре, дожидавшейся за дверью, и сам отвез ее на вокзал.

Галина Брежнева уверяла, что ее мать смогла сохранить семью лишь шантажом и угрозами пойти в партком. В те времена партийная карьера и семейные скандалы были вещами несовместимыми. И только по этой причине Брежнев оставил любимую женщину и всю жизнь прожил с нелюбимой женой.

Сама Тамара Лаверченко рассказывала иначе. С ее слов, супруга Леонида Ильича еще до его возвращения прекрасно знала, что у него на фронте есть пассия. Встретились две женщины уже в 1947 году в Черновцах, где Брежнев служил в политуправлении 4-го Украинского фронта. Леонид Ильич вызвал Тамару телеграммой из Киева. Тамара приехала, но тайного свидания с Брежневым не получилось. Виктория нашла возможность увидеть соперницу и сказала ей следующее: «Тома, я все знаю и не осуждаю тебя. Я только прошу тебя уехать!». Тамара прекрасно знала, что Виктория Петровна преданно дожидалась мужа с войны, что у Леонида Ильича и Виктории Петровны двое детей. И знала, что сама она детей иметь не сможет. Она совершила единственно верный поступок – уехала.

Впоследствии они вполне мирно общались. Леонид Ильич устроил семье своей Тамары хорошую квартиру в Москве. А вот были у них отношения после войны или нет – об этом знают только участники этой любовной драмы.

Последняя любовь

Викторией и Тамарой любовные похождения Леонида Ильича не ограничивались. Были у него другие романы и на войне, и в мирное время. Молва приписывала ему увлечения секретаршами и певицами, но очевидно, что эти женщины не оставили глубокого следа в его душе. Чего не скажешь о самом последнем романе стареющего генсека. Речь о медицинской сестре Нине Александровне Коровяковой. Она оказалась в окружении генсека в 70-х. Говорят, что тогдашний лечащий врач Брежнева был уже немолод, сильно уставал от непростых обязанностей, и постепенно перепоручил высокопоставленного пациента медсестре Нине. Та быстро приобрела огромное влияние на генсека. Возможно, она напоминала ему фронтовую любовь, Тамару. Кроме того, Нина была женщиной умной, хорошей медсестрой, умело справлялась со старческими проблемами Леонида Ильича, даже, вроде бы, зубную боль ухитрялась снимать массажем.

Дошло до того, что Брежнев без Нины шагу ступить не мог, всюду возил ее с собой, устроил ей кабинет рядом со своим, задаривал дорогими подарками. Муж Нины сделал хорошую карьеру, Коровяковы получили квартиру в престижном доме.

Поговаривают и о том, что именно Нина Коровякова «подсадила» генсека на снотворные препараты, в состав которых входили наркотики. Это, мол, и стало причиной дряхления Леонида Ильича, на что обратила внимание вся страна.

Наконец, Нина начала влиять на процесс управления и даже читать документы со стола генерального секретаря. Этого дальше терпеть было нельзя, и пару разлучили. Нину перевели диетсестрой в правительственную столовую и закрыли ей доступ к Леониду Ильичу.

Сама она в кратком интервью, данном уже после распада СССР, отрицала любовные отношения с Брежневым. Отвергла Нина Александровна и версию о наркотических препаратах, сказав, что давала лишь те лекарства, которые прописывал лечащий врач.

Как бы то ни было, но генсек по своей Нине очень тосковал, и не раз спрашивал о ней.