Зачем советским танкистам обязательно выдавали с собой шелковый платок

Несмотря на то, что именно немецкий ученый разработал более эффективный и менее пожароопасный дизельный двигатель, Европа продолжала ездить на бензине, тогда как в Советском Союзе потребляли так называемую солярку, что немало способствовало победам на поле боя во время Второй мировой войны.

Солнечное масло

Нельзя однозначно сказать, откуда произошел исключительно русский термин «солярка». С одной стороны, в немецком языке есть слово Solar, переводимое как солнечное масло и применяемое к получаемой от перегона нефти тяжелой фракции желто-оранжевого цвета. С другой стороны, в ряде советских энциклопедий, в том числе Большой энциклопедии под ред. А. М. Прохорова, в составе дизельного топлива можно увидеть такие компоненты как керосиновые и соляровые фракции. Таким образом, можно сделать вывод, что склонные к кратким и удобным сокращениям русские люди просто выбрали термин «солярка» для применения в ежедневном обиходе.

И всё же отличие между дизельным топливом и соляркой существует, в первую очередь – в вязкости получаемой жидкости. Компоненты дизеля выкипают при нагреве до 170–380 °C, само же топливо проходит процесс очистки и получает специальные присадки. Итоговый продукт имеет вязкость около 2–4,5 мм²/с.

Солярка же во время выгонки кипит при температуре в 240–400 ° и получает вязкость 5–9 мм²/с. Ее используют на определенной линейке двигателей, преимущественно на низкооборотистых двигателях, которыми оснащают трактора и танки, тепловозы и водный транспорт.

Солярка против бензина

Дизельные двигатели всегда ценили за экономичность, особенно в довоенные годы, поэтому старались оснащать ими даже бомбардировщики дальнего действия. И хотя с годами топливо в нефтедобывающем Советском Союзе перестало быть дефицитом, из-за размеров страны логистические расходы были колоссальными. А потому скромный аппетит дизельных двигателей не терял своей актуальности, особенно в отдаленных и труднодоступных регионах.

Самым весомым недостатком дизеля была чувствительность к качеству топлива, на которое также оказывали негативное влияние огромные расстояния СССР. В процессе транспортировки солярка неоднократно перегружалась, а потому «обогащалась» и механическими примесями, и лишней влагой, которые затем приходилось по 10 суток отстаивать и фильтровать. Однако даже если цистерну не трогали несколько дней, мельчайшие частицы примесей всё равно перемещались сверху вниз и наоборот, поэтому сотрудники АЗС вычищали фильтры-отстойники для приведения топлива к требуемому уровню чистоты. В зимние периоды процедура осложнялась необходимостью перед сливами и заправками предварительно разогревать дизтопливо.

Шелковый платок для солярки

Руководивший Управлением по моторизации и механизации РККА Иннокентий Халепский еще в 1926 году в своей работе «Современная техника и война» писал о том, что имеющиеся мощности двигателей не соответствуют тактическим требованиям. Поэтому требовалось одновременно увеличить объем выпуска танков при острой нехватке моторов и улучшить их производительность.

Первое время на машины ставили авиационные двигатели М-17, но объем их производства был недостаточным для нужд армии. Воспоминания конструктора Николая Кучеренко есть в книге «Противоборство» Данияла Ибрагимова, где он признается в отсутствии мощного малогабаритного быстроходного дизельного мотора для танкостроения . И такой агрегат советским инженерам пришлось создавать с нуля.

Двигатель обеспечил более высокий крутящий момент на низких оборотах и большую безопасность от возгораний за счет слабой летучести дизельного топлива. Единственная трудность, с которой столкнулись советские солдаты – это чистота солярки и защита ее от замерзания. Для фильтрации топлива использовались обычные шелковые платки, выдаваемые каждому танкисту. Они снижали уровень статики, тем самым предохраняя от случайного возгорания, а заодно собирали лишнюю влагу, попадающую в солярку. Кроме того, за счет своей плотности шелк не растворялся от соприкосновения с топливом, а потому был более долговечным по сравнению с прочими материалами.

В связи с отсутствием в советской солярке специальных присадок согревать топливо приходилось кустарными методами. Так, танкистов обеспечивали горячей водой, которую те заливали в двигатель. При стоянке вдали от ремонтных баз танк прятали в небольшой окоп, в котором разводили огонь, чтобы к утру машина и топливо оставались теплыми.

Германская армия продолжала использовать бензиновую технику, хотя их автостроительные компании не менее успешно работали над дизельными двигателями. Однако при отсутствии нефтяных месторождений, но больших залежах угля вся немецкая машиностроительная отрасль в первую очередь была ориентирована на дешевый бензин, получаемый благодаря процессу Фишера – Тропша (Крылова А. Ю., Куликова М. В., Лапидус А. Л. «Катализаторы синтеза Фишера – Тропша для процессов получения жидких топлив из различного сырья»). Немецкое командование сочло переход на дизельное топливо нерациональным и требующим слишком много времени, а поэтому до конца войны продолжало ездить на карбюраторных машинах, хотя танковые дивизии неоднократно задерживали продвижение войск из-за несвоевременного подвоза топлива.